суббота, 31 марта 2012 г.

Н.Н. Головин:
"Наша полевая артиллерия в смысле уменья использовать свойства современной скорострельной пушки превосходила не только артиллерию противника, но и французскую, всегда занимавшую почетное первое место. В этом нам пришлось лично убедиться. В 1910 году автору пришлось присутствовать во Франции на артиллерийских упражнениях в Майлли (Camp de Mailly). Он был крайне удивлен тем, что увидел: все стрельбы велись на небольших дистанциях (3 версты); командиры батарей управляли огнем, не применяя телефонной связи; вследствие этого они не отдалялись далее 50 метров от батарей, а последние не могли вполне использовать закрытые позиции. Русская полевая артиллерия после японской войны далеко шагнула вперед. Она обучалась стрельбе на все дистанции; закрытые позиции и телефонная связь являлись нормой, а не исключением, как во Франции.
Интересно привести здесь оценку того впечатления, которое произвела на немцев первая боевая встреча с нашими войсками на Гумбиненском после сражения "...7 (20) августа, впервые после полутора столетия, - пишет германский полковник Рудольф Франц ( "Der Grosse Krieg 1914-1918", herausgeg. von M.Schwarte.S.289), - встретились в большом сражении пруссаки и русские. Русские показали себя как очень серьезный противник. Хорошие по природе солдаты, они были дисциплинированы, имели хорошую боевую подготовку и были хорошо снаряжены. Они храбры, упорны, умело применяются к местности и мастера в укрытом размещении артиллерии и пулеметов. Особенно же искусны они оказались в полевой фортификации: как по мановению волшебного жезла вырастал у них ряд расположенных друг за другом окопов..."
Мы считаем себя вправе утверждать, что в 1914 году кадры русских войск должны быть поставлены на первом месте, как по сравнению с нашими бывшими союзниками, так и с бывшими противниками".
(Из статьи "Русская вооруженная сила в 1914 году". Николай Николаевич Головин (1875-1944) - генерал, профессор военного дела, академик Генерального штаба в Санкт-Петербурге, руководитель Высших военных курсов в Париже и Белграде, общепризнанный теоретик военной мысли, автор двух капитальных трудов: "Военные усилия России в мировой войне" и "Российская контрреволюция в 1917-1918 гг.").

пятница, 30 марта 2012 г.

Лейбниц:
"С прекращением страха Божия начинается разнуздание всех страстей и господство образа мыслей, который затопит мир потоками крови".

Эбнер-Эшенбах:
"Люди наших дней рождены для порицания: от всего Ахилеса они видят одну лишь пяту".

Бисмарк:
"Всё разрушать и всё опорочивать - легче, чем самому создавать что-нибудь положительное".

Фейербах:
"Никто не судит с такою резкостью, как необразованный; он не признает ни доказательств, ни опровержений, и воображает, будто он всегда прав".

Розеггер:
"Важнее всего того, что ныне наполняет мир шумом, было бы вот что: вновь пробудить народ ко всему доброму и прекрасному, к верности и усердию, к чувству родины и отечества".

четверг, 29 марта 2012 г.

И.А. Ильин_О власти и смерти

Но власть верховная не терпит слабых рук…
А.С. Пушкин

Сомневаться в том, сможет ли, сумеет ли Россия выдвинуть из своих недр религиозную, волевую и государственно-воспитывающую интеллигенцию, — значило бы сомневаться в самой России и ее будущем... Сможет. Выдвинет. И сама возродится, окрепнет и возрастет. Но чем скорее это совершится, тем лучше; тем быстрее пойдет ее восстановление; тем меньше будет крови, меньше страдания, меньше опасностей и бесчестия...

И первое, что должна понять и продумать новая русская интеллигенция, — это — волевую природу государства и государственной власти.
"Свобода", которая есть вседозволенность, - от лукавого. От такой свободы страна может захлебнуться в сплетнях, интригах, всеобщем взаимном недоверии и в конце-концов оказаться во власти тайных революционных организаций, спонсируемых извне. Случается такое.
Шериф Акху Мохсин, арабский писатель, рассказывает о законодательстве одного из революционеров тысячелетней давности Хамдан Кармата примерно вот что.
В каждом поселении, где по приказанию этого революционера утверждалась власть секты, все имущество собиралось в одном месте и устанавливалось общее пользование им. Дай (тайный эмиссар движения) выбирал человека, который принимал в свое заведование всю частную собственность жителей: скот, драгоценности, домашнюю утварь и так далее. Хамдан Кармат предписывал даям в определённую ночь собрать всех женщин в подчиненной им округе в одно здание, где эти женщины предоставлялись в общее пользование всех мужчин. По мнению их лидера, это было последней, высшей степенью дружбы и братского единения.
Напоминает это что-то.
Материалистическую веру (с сытеньким богом - золотым тельцом) принимали дружно целыми странами, как когда-то - христианство (или ислам). Отвергаться от этой веры нам предстоит поодиночке, путём индивидуальной духовной эволюции - путь долгий и трудный, но осиливать его придётся. Неотвратимо. Потому что, - по словам Г.Г. Баха, - "вселенной и миром нашим управляют не золото, не банкиры, не пресса, не евреи, не франкмасоны, не профессиональные союзы и не воля победителя, а управляет один Бог и Его Премудрость! И Божественная духовная Правда не имеет соперничающей с ней силы!"
А каждое отступление от этой Правды попускается нам для того, чтобы Правда эта ярче для нас выявилась.
Из сообщения В.А. Косинского (и по другим данным) следует, что в Европейской России 4/5 всей сельскохозяйственной площади принадлежало перед революцией (17-го года. - А.В.) крестьянству, как и вся частновладельческая земля в Сибири. Россия "окрестьянила" к тому времени свое землевладение более чем какая-либо другая страна в мире.
И вот вам лозунг "Земля крестьянам!", лукаво выдвинутый большевиками. А ведь сработал, соблазнил же и был люб многим, тогда уже оторванным от земли и свободно разгуливающим по стране с винтовками наперевес.
(Косинский В.А. - специалист по аграрному вопросу России. Главный труд - "Основные тенденции мобилизации земельной собственности и их социально-хозяйственные факторы", Прага, 1925).
Будьте внимательны, читая лозунги.

4/5 всей сельскохозяйственной земли принадлежало крестьянам и присоединение 1/5 ничего бы не изменило. Зло было в другом - в малой эффективности сельского хозяйства, которое не способно уже было прокормить проживающее на этой земле население, а занять его было негде. Отсюда горькое: "Куда податься бедному крестьянину?!" Революция только ухудшила положение. Как всё это потом решалось, мы знаем. Знаем и то, куда после, в большинстве своём, подался "бедный крестьянин".

среда, 28 марта 2012 г.

1612-2012. 400 лет с конца той смуты. Через пять лет юбилей предпоследней. Так и живём от смуты до смуты. И нынешняя что-то затянулась. Минин! Пожарский! Ау?!

И. А. Ильин_Яд партийности

Деление людей на партии неизбежно; ибо всюду, где люди думают, — обнаруживается и разногласие, и единомыслие, а объединение единомышленников дает им умственную уверенность и увеличивает их силы в борьбе.

Но дух политической партийности всегда ядовит и разлагающ. Сущность его состоит в том, что люди — из честолюбия посягают на власть; ставят часть выше целого; создают атмосферу разлагающей нетерпимости; обращаются в борьбе к самым дурным средствам; становятся зловредными демагогами; превращают партийную программу в критерий добра и зла.

Этим духом заражаются одинаково — как левые партии, так и правые.
Вопрос Дмитрию Алексеевичу Глуховскому:
- В начале ХХ века критики наперебой говорили, что писатель измельчал. А что можно сказать о нынешнем времени?
Ответ Д.А. Глуховского:
- Начало ХХ века подарило нам изящнейшую русскую поэзию, коммунистическое переформатирование сознания и совершенно новый язык и литературу, эмиграцию с её тоской и консервацией русской дореволюционной культуры, которой уже не оставалось в дикой природе... Я знаю десятки имён гениев, которые писали в начале ХХ века, и не упомню ни единого имени критика. А о том, что сейчас происходит, говорить нельзя. Мы все сейчас внизу, возимся сообща в глине, из которой потом будут, обожжённые временем, возникать колоссы. Сегодняшняя известность/неизвестность, любовь/презрение/невнимание критиков, тиражи - всё суета. Никто не может подняться над головами, никто не может воспарить над толпой и сказать: вот этот - навечно, а вас всех - забудут. Десять лет - короткий срок. Талант может родиться через пять лет и через пятнадцать. Через двадцать может возникнуть целое поколение, и тогда про нас с вами будут говорить, что мы стали тем самым жирным гумусом, на котором взросли гении. А настоящий расцвет литературы ХХI века придётся на 30-е. Готов ли я лично быть гумусом? А вы готовы?
(Из "Литературной газеты")
Андрей Фурсов:
"Нынешнее дозволение создавать партии аж из пятисот человек, судя по всему, доводит партийно-политическую жизнь России до абсурда, приглашая на рельсы партстроительства кого угодно, чуть ли не сумасшедших. На эту стройплощадку слетится масса добчинских со всей страны. Василий Розанов о похоронах Льва Толстого писал, что они стали "выставкою Добчинских": "Вы будете говорить? - И я буду говорить". - "Мы все теперь будем говорить". - "И уж в другое время, может, нас и не послушали бы, а теперь непременно выслушают".
Литературная "выставка добчинских" сопутствовала не только похоронам Льва Толстого, но и, как оказалось, похоронам старой России. "Партийная выставка" добчинских наших дней, скорее всего, предвещает похороны партийно-политической жизни России, этого уродливого, карикатурного в русских условиях западного кафтана, который тщетно пытаются напялить на русское тело. При этом забывают, что на самом Западе партийно-политическая жизнь, по сути, сходит на нет, что от неё осталась лишь оболочка, а место политики заняла комбинация административной системы и шоу-бизнеса.
России нужны не партии, тем более в огромном числе (как говаривал П.Ершов в "Коньке-Горбунке", "эк их, дряней, привалило"), а сильная и честная центральная власть, опирающаяся на государствообразующий русский народ и другие коренные народы России, которые "сплотила навеки великая Русь". Власть, защищающая национальные интересы, способная предложить новые смыслы и долгосрочную стратегию их реализации во всё более опасном мире".

Не удивлюсь, если при слабой и безвольной власти, идущей на поводу либералов и лидеров проигравшей оппозиции, мы скоро увидим самую многочленную (или многочленистую) партию поклонников новоявленных "узниц совести", возглавленную их духовным лидером Маратом Гельманом (а потом, возможно, и культурным отцом нации), и весь мир обгоним по "революционному и беспощадному" внедрению либеральных "свобод" вроде браков между всеми биологическими видами, выключая браки между девицами и морожеными курами, загнав при этом Русскую православную церковь в резервацию. Не к этому ли всё движется?
Арндт:
"Кто отрекается от самого себя, того все покидают. Если народ отчаивается в себе самом, то в нем отчаивается и мир; история хранит о нем вечное молчание".

Публий Сириец:
"Важно, чтобы ты жил хорошо, не важно, чтобы ты жил долго".

вторник, 27 марта 2012 г.

Сергей Есенин:
Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше не нужна.
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.
С.А. Клычков:
"Не за горами пора, когда человек в лесу всех зверей передушит, из рек выморит рыбу... Тогда-то железный черт, который только ждет этого... привертит человеку на место души какую-нибудь шестерню с машины, потому что черт в духовных делах - порядочный слесарь".
(из книги "Чертухинский Балакирь", 1926 год. Сам Сергей Антонович Клычков в 1937 году был арестован по обвинению в принадлежности к "Трудовой крестьянской партии", вскоре расстрелян).
Марк Подвижник:
"К каким делам благоволит Бог, тем и вся тварь содействует; а от которых Он отвращается, тем и вся тварь противится".

Порой так кажется:
Сейчас бунтует тварь, а не содействует.
Не аберрация ли близости? Возможно.
И.А. Ильин:
"...революция есть своего рода распадение духовных и общественных уз. В этом распадении обостряется борьба всех против всех; каждый начинает надеяться только на себя самого; в душах усиливаются соревнование и зависть; инстинкт самосохранения выступает на первый план, ожесточает и обособляет человека; а авторитет павшей государственной власти, как бы распыляясь и рассасываясь годами в стране, придает личному инстинкту человека некий самоуверенный апломб и тягу к независимости. Люди нередко испытывают и обозначают это, как "освобождение" и "свободу". Точнее было бы обозначить этот процесс, как инстинктивную индивидуализацию или усиление бытового эгоизма".
(Русский Колокол, из статьи "Будущее русского крестьянства", 1927)
А.К. Толстой:
Я задремал, главу понуря;
И прежних сил не узнаю...
Дохни, Господь, живящей бурей
На душу сонную мою!
    Как глас упрека, надо мною
    Свой гром призывный прокати,
    И выжги ржавчину покоя,
    И прах бездействия смети!
Да вспряну я, Тобой подъятый,
И, вняв карающим словам,
Как камень от удара млата,
Огонь таившийся издам!..

воскресенье, 25 марта 2012 г.

Россия. Количество учащихся в государственных, земских и городских учебных заведениях.
Университеты:
1894 год - 13 944, 1914 год - 39 027, увеличение - +180%;
средние учебные заведения:
1894 - 224 170, 1914 - 733 387, увеличение - +227 %;
низшие учебные заведения (кроме Средней Азии):
1894 - 3 275 362, 1914 - 6 416 247, увеличение - +96 %;
мужские гимназии и реальные училища:
1894 - 89 411, 1914 - 228 551, увеличение - +155 %;
женские гимназии:
1894 - 54 102, 1914 - 328 803, увеличение +420;
женские институты:
1894 - 7 706, 1914 - 9 562, увеличение - +15%.
По числу женщин, получавших высшее образование, Россия стояла в Европе на первом месте.
Что бы ты ни читал о России конца 19-го и начала 20-го столетий, всегда помнишь, чем это закончилось. Семнадцатым годом. Я ни к чему не призываю.
Россия. Бюджет министерства народного просвещения.
1894 год - 25 200 000 рублей;
1914 год - 161 600 000 рублей;
увеличение - +628 %.

суббота, 24 марта 2012 г.

Что ведёт и сопутствует большинству революций, несмотря на причины, их вызвавшие, религиозно-духовные или социально-хозяйственные.
Романтическое (безответственное) настроение, безбожие, пошлость, бессовестность, противогосударственность, беспочвенность, противопатриотичность, жадность, подлость, предательство, ложь, клевета, насилие, бесстыдство, честолюбие, карьеризм, демагогия, эгалитаризм, криминал, обман, самообман...
Можно продолжить.

пятница, 23 марта 2012 г.

Выписал я это ещё в восьмидесятых годах прошлого века. Один мой знакомый приобрел где-то (не объявлялось - конспирация) книжку, изданную в Швейцарии, за которую после другому моему знакомому едва не дали срок, таскал, упаковав её в другие, "безобидные", корочки, с собой в портфеле, читая в трамвае по дороге на работу и с работы, и попал однажды, пьяный, в отделение милиции, а там портфель его проверили на содержимое, и кто-то книжку пролистал. Об авторе этой книжки я ничего ещё тогда не знал. Сейчас, читая, поражаюсь:

И.А. Ильин:
"...мы противопоставляем предметное служение - узкому и плоскому своекорыстию, шкурничеству и беспринципной изворотливости. Вот уже двадцать лет (! - А.В.) коммунизм, ограбив и поработив русский народ, прививает ему рабский дух шкурника и пораженца, лодыря и ловчилы: нежелание трудиться, презрение к качеству труда и продукта, жажду "урвать", "окопаться" и "отсидеться", приятие всех средств, повальное взяточничество и пораженческое злорадство во всех делах. Эти язвы духа разъедают русскую душу вот уже двадцать (! - А.В.) лет...
Россия ни на кого не похожа. Она единственна в своем роде во всей истории человечества. У нее особые достоинства и недуги. Ей нужны свои пути и средства. Ей не на кого надеяться. Она спасется только своим собственным творчеством, своим собственным государственным инстинктом, своим политическим вдохновением, своею гибкою и талантливою изобретательностью, своими национальными вождями.
Россия-родина выше лиц, классов и сословий. Она есть наше общее, в ней мы все - одно. Русский русскому - брат в предметном служении родине. Спасению и возрождению России надо жертвовать всем. Здесь проходит предметный хребет нашей судьбы, нашей истории...
Россия спасется только этим духом: духом мужественного самостояния, радения об общем, жертвенного, ответственного служения, укоренением сердца и воли в Божьем и - твердой, непоколебимой верой в национальные силы русского народа".
("Спутник русского христианина-националиста", 1938)

Вот "20 лет" - как дежавю.

Христос знал, что суд над Ним будет несправедливый, злостный и жестокий, но от него не уклонился.
И.А. Ильин:
"Власть должна импонировать людям; необходимо, чтобы люди ее уважали; кого они не уважают, тому они не повинуются. Надо, чтобы люди постоянно ощущали, что власть хочет добра, что она неподкупна и справедлива, что она сильна и тверда и что ее дело действительно удается ей. Внешние усилия власти не должны бросаться в глаза; пусть людям кажется, что дело идет само собою. И только тогда, когда неповиновение явно подрывает престиж власти, необходимо уметь показать, что она сильна и даже грозна.
Власть есть проявление духовного достоинства и воли. Кто вручает власть недостойным людям, тот губит ее. Кто вручает власть безвольному, тот подрывает ее. Власть призвана выбирать, решать, предписывать, настаивать и понуждать. Кто к этому не способен, тот должен быть устранен от власти. Властвующий обязан проявлять государственный авторитет и вести борьбу за него. Для этого ему необходимы независимость и мужество; он не должен и не смеет бояться толпы. В серьезном и критическом столкновении властвующий должен быть готов умереть на своем посту.
И притом он должен всегда: помнить Бога, блюсти верность России и не бояться ответственности".
К нынешнему моменту.

И.А. Ильин:
"Власть есть духовная сила; она покоится на уважении и доверии, на согласии людей повиноваться авторитету. Это согласие надо беречь, оно драгоценно. Если его разочаровать и растратить, то власть сведется к страху и насилию".

Теперь у нас уже и это не сработает.
Иной раз, в дурные минуты отчаяния (с похмелья, от плохой погоды, от солнечной активности, от смотрения ли в телевизор), начинает казаться, что мы окончательно перестали быть великим и единым народом, что среди нас уже и не найдётся тех, кто способен дело России ставить выше собственного (карманного) интереса; думать о служении стране, а не о личной карьере, служить по совести и по справедливости, а не выполняя свои шкурные задачи, на власть смотреть не как на доходное или престижное место, а как на ответственное бремя.
Это не так. Так только кажется. Похмелье проходит. Погода налаживается. Солнечная активность снижается. Телевизор выброшен на помойку. Страна великая - проблемы ей под стать. Найдутся те, кто будет их решать. Вот мы, к примеру.
Бога надо иметь в сердце, но нельзя возлагать на него ответственность за свою жизнь и за свои поступки.
И.А. Ильин:
"Революция есть не спасение, а начало гибели. Она разнуздывает людей; она научает людей пренебрежению к праву и закону Народ, не уважающий права и закона, - потеряет все свои права и будет порабощен...
Если в государстве начнут править (победившие в революции. - А.В.) интернационалисты, то они не захотят и не сумеют блюсти исторические интересы народа. Порабощенный народ станет средством для чуждых ему интересов. Он будет разорен и обессилен, а в последний час предан на поток и разграбление воинственным соседям".

четверг, 22 марта 2012 г.

Если бы я умел раздваиваться, без какого-либо ущерба для каждого из двойников, я бы в одно и то же время мог рыбачить на Енисее и на Тахе, я бы мог в одно и то же время быть в Петербурге и в Ялани, я бы мог...
Можно продолжить.
Наполеон:
"Что создало революцию? Тщеславие. Чем завершится она? Опять-таки тщеславием. Свобода - это только предлог".
И.А. Ильин:
"Народ, который не умеет творчески переносить неравенство и духовно преодолевать в себе зависть - есть народ духовно невоспитанный, народ государственно несостоятельный. Он или будет воспитан - и научится этой науке, или разложится и перестанет существовать. Духовно-религиозным, православным преодолением зависти - и творческим несением неравенства создалась Россия исторически. И мы не можем сомневаться в том, что русский народ восстановит в себе эти способности".
Всем призывающим других быть милосердными, но за своё - готовым горло перегрызть. А таких - как шептунов, так и громкоголосых - у нас нынче много.
Леонардо да Винчи:
"Кто не наказывает зла (против кого бы это зло не было направлено. - А.В.), тот приказывает, чтобы оно совершалось".
А.С. Пушкин:
"Потворствовать греху есть то же преступленье, Карая одного, спасаю многих я".
Апостол Петр:
"Такова воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей".
А.К. Толстой:
"Вонзил кинжал убийца нечестивый
В грудь Деларю.
Тот, шляпу сняв, сказал ему учтиво:
"Благодарю".
Тут в левый бок ему кинжал ужасный
Злодей вогнал.
А Деларю сказал: "Какой прекрасный
У вас кинжал!"
Тогда злодей, к нему зашедши справа,
Его пронзил,
А Деларю с улыбкою лукавой
Лишь погрозил".
Иоанн Златоуст:
"Я именую Его Царем, потому что вижу Его распятым: Царю подобает умирать за своих подданных".
(О кресте и разбойнике, беседа II: PG., 49, 413)

среда, 21 марта 2012 г.

На самом деле всё в России будет замечательно - как надо. В своё время.
За прошедшие 20 лет в нашей стране не стало 20 тысяч сёл и деревень. Ещё 20 тысяч на грани вымирания.
Сбывается мечта большевиков и пролетарского писателя Максима Горького, завершается начатое под идейным руководством Ленина, Свердлова и Троцкого дело Тухачевского, Уборевича, Ягоды и Ульриха. Победа утверждающей техническую цивилизацию центральной власти в Гражданской войне с русским крестьянством, этим "неудобным" и "реакционным", по Марксу, классом почти достигнута. Ещё немного, и свершится. (Можно тут, конечно, рассуждать о всемирном и неизбежном процессе, но от этого не легче; предпринимать хоть что-то надо же, чтобы Россию сохранить).
Не остановится процесс на этом - очередь за малыми русскими городами. Уже объявлено - идите и смотрите!
Вот и сюжет для расторопного писателя-фантаста.
Остается в Евразии, где когда-то располагалась великая страна Россия, территория, с вырубленным на ней лесом и вычерпанными из недр полезными ископаемыми. На этой территории - 10-15 мегаполисов с национально смешанным в них населением, которому разрешено митинговать по любому поводу (наоборот, запрещено ли). Огораживаются мегаполисы друг от друга ракетными щитами, обзаводятся наёмными армиями... Но и это не спасает их от войн. За пресную, допустим, воду.
Ну, это коротенько... Сюжет, может быть, не очень-то и фантастический.
Вопрос поэту Хлебникову Олегу Никитичу:
 - В начале ХХ века критики наперебой говорили, что писатель измельчал. А что можно сказать о нынешнем времени?
 Ответ поэта:
 - Ага, измельчали Блок, Анненский, Бунин, Сологуб... Дай Бог всем так мельчать! По-моему, этот процесс куда актуальнее для самих критиков. Кстати, а где сейчас они? Что-то даже в микроскоп не просматриваются... Ну да ладно... Есть такое вполне конкретное, измеряемое понятие - математическое ожидание. Я бы ввёл ещё один термин - литературное ожидание. Сейчас его значение нулевое. Это не значит, что нет хороших писателей. Просто их никто не ждёт, не "ожидает". Если я, думая, что сейчас буду есть икру, случайно попадаю ложкой в розетку с мёдом и проглатываю его, у меня возникают отвратительные ощущения - как будто съел какую-то гадость, даже кажется, что горько. Потому что не того ждал. А когда от писателей и вовсе ничего не ждут, как же они могут удовлетворить современников? Современники нынче привыкли потреблять не продукты, а бренды - пусть и с биологическими добавками. Но общество потребления - тупиковая ветвь в развитии земной цивилизации. И никуда не денется желание человека прожить в течение своей жизни ещё несколько, а значит - читать.
 (Из Литературной Газеты)
Народ всякий раз становится завидной, богатой, невестой - перед каждыми выборами, - когда, словно тетерева на току, перед ней, народом-невестой, принимаются, демонстрируя все свои мыслимые и немыслимые достоинства, выкрикивая сладостные обещания, мурлыкая посулами, вытанцовывать, по зову совести или природы, самозабвенно женихи - кандидаты в депутаты или в президенты. Это ли не счастье?! Потом, правда, после выборов, как после свадьбы, начинается обычная семейная жизнь, сопровождаемая присказками "все мужики сволочи, все бабы дуры" или "все невесты хороши, откуда жёны берутся дурные?".
А потом опять радость - опять выборы. Жизнь продолжается.
Наша элита не должна определяться нажитым ею богатством (количеством приобретённых футбольных команд, к примеру, яхт ли океанских), даже образованием, полученным пусть даже в Оксфорде или Гарварде, и всяческими привилегиями (вплоть до мигалок), количеством и выучкой охранников, сверхточными часами, тонкой (наоборот ли, толстой) костью, светозарною улыбкой, а также - цветом глаз или волос, она должна определяться лишь одним - служением народу и ответственностью перед ним. Вроде так просто.
Неповторимость человеческой личности не в свойствах индивидуальной природы (толстый, худой, высокий, низкий), а в личном отношении к Богу; утверждается это отношение Святым Духом, а осуществляется - благодатью, приобретение которой и есть наше (личности) восхождение.

вторник, 20 марта 2012 г.

Из письменного диалога.
Алексей Максимович Пешков (он же Максим Горький):
"...мы, спасая свои шкуры, режем голову народа, уничтожаем его мозг".
В.И. Ленин:
"Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а г...".
(Ленин В.И. ПСС. Т.51. С.47-49)

Нынешние интеллигенты, "мозг нации" и её "духовные лидеры", тоже подобострастно выстраиваются в очередь, чтобы выразить свою горячую поддержку, к действующим или временно "отдыхающим" капиталистам (на всякий случай).
Русский либерал любит с пафосом говорить о народе (как соловей поёт - заслушаешься), все свои знания о котором получил через окно машины или электрички, следуя (когда-то с папой и мамой, а потом с женой и детьми) из города на дачу или в город с дачи (или прочитал об этом народе у Венички Ерофеева и других столичных авторов). Русский либерал считает, что чем больше и полнее наделить человека разными свободами, то он, человек, тут же станет совершенным и приблизится вплотную к счастью (а совсем не оскотинится). Русский либерал считает, что чем больше равенства в жизни, тем она справедливее и лучше; что гражданин вселенной (космополит) во всех отношениях выше любого ("узколобого", "квасного" и т. д.) патриота. В защите своих политических идеалов и воззрений, а тем более на путях внедрения их в жизнь, русский либерал готов пойти на смычку с уголовниками и предателями; русский либерал всегда лучше знает, что народу надо, чем сам народ...
Можете продолжить.
И.А. Ильин:
"...Россия провела всю свою историю в том, что строилась на пепелище. И то пепелище, которое останется нам в наследие от коммунистов, будет не страшнее тех пепелищ, которые оставались нам от татарвы, от Смуты и от войн. Страшнее и опаснее будет то духовное пепелище - та опустошенность, ожесточенность, утомленность и развращенность душ, которое коммунисты оставят после себя: идейно разгромленная, морально униженная, политически развращенная интеллигенция и религиозно растерявшийся, оторванный от последних прав народ - беспочвенный, нищий и требующий к ответу виновников. Таков будет состав России.
Интеллигенция, пережившая воочию крушение своих доктрин, лозунгов и путей, оглушенная революционным обвалом, привыкшая приспособляться, прятаться, молчать и ненавидеть -
   какие новые идеи сможет она выдвинуть?
   какие новые слова произнесет?
   куда сможет и захочет повести народную массу?
   или не поведет, а сама побежит за кем-нибудь? что же - за массою, демагогируя? или за новыми демагогами, подлаживаясь и раболепствуя, как при большевиках?" (1934)

Не убавить, не прибавить.
И.А. Ильин:
"Если для поддержания духовной культуры моей родины нужна твердая власть - то да будет твердая власть; если нужна диктатура и монархия - то да будет диктатура и монархия; если необходимо пересмотреть всю мою политическую программу - то пусть я пересмотрю ее; если всеобщее избирательное право - губит мою родину, то пусть оно падет. Здесь нет слишком больших жертв, здесь нет политических страхов и догматов".

А так бы это переписал, переиначил русский либерал:
"Если для поддержания духовной культуры этой страны нужна твердая власть - то гори огнём она, эта духовная культура; если для этого нужна диктатура и монархия - ляжем костьми (не своими, конечно, костьми, а - соблазнённых и подначенных), но не допустим установления диктатуры и монархии; если необходимо пересмотреть всю мою политическую программу - то и запятой не уступлю в ней, всех утоплю в крови за сохранение в ней каждой буквы; если выбирать между всеобщим избирательным правом и гибелью страны - то выбираю всеобщее избирательное право".
Примерно, так вот.

понедельник, 19 марта 2012 г.

Через любовь к Богу - всё обретает смысл; через любовь к Родине - всё получает истинное значение и ценность; через любовь к ближнему - находишь себя.
Если родина (малая), в силу разных причин, исчезает с лица земли, она не перестаёт при этом быть. Думаю, это можно отнести и к Большой.
По Марксу и Каутскому, рабочие:
1) "не имеют отечества";
2) "у них нет нравственной связи с отечеством";
3) они "космополиты";
4) для них - "где наилучшие условия работы, там отечество".

И что, вы скажете, не привилось, распространившись на всё общество?
Но "мир жив малым", есть и исключения.
И.А. Ильин:
"Бестактный человек в определенной степени подобен слепому или близорукому, который не подозревает о слабости своего зрения. Поэтому всякий его шаг становится промахом. Он беспомощно топчется по кругу, разрушает или отравляет отношения с другими, закрывает для себя все пути, как бы отгораживаясь стеной все новых и новых трудностей, и, конечно, не догадывается, что виноват во всем этом он сам. От него ускользает способность прочувствовать человеческое своеобразие и уважение к нему. Он и не догадывается о способности прочувствовать другого и адаптации к нему. Будучи в отчаянии и растерянности, он, наконец, подводит итоги, считая себя всеми обиженным, обделенным и преследуемым неудачами. Люди такого сорта - ипохондрики, которые горько страдают от мании непризнания, но никогда не ищут ошибки в самих себе, - время от времени встречаются как в общественной, так и в личной жизни. Они расшиблись о законы демократии".
(Из статьи "Демократия и такт", 10.06.1941 год).

Хотите увидеть таких "расшибленных", включите телевизор.
И.А. Ильин:
"Демократия - это определенная форма государств. Но в здоровом и деятельном государстве форма и содержание срастаются друг с другом: живое содержание оживляет форму, а форма выражает здоровое содержание. Демократию нельзя сводить только к тому, что все граждане пользуются свободой, равны перед законом и имеют право участвовать в голосовании. Все это предполагает определенный дух, верное стремление, идущее из глубин и указывающее нам верное содержание. Демократия - это не только права, но и обязанности, причем именно обязанности составляют истинную основу прав. Демократический строй жизни требует от нас не только правильной лояльности во всех отношениях и во всех направлениях, но и живого, творческого общественного духа. Это не только правовой порядок, но больше того - это особый душевный настрой, который можно определить как социальность или готовность к жертвам".
(Из статьи "Демократия и готовность к жертвам", 06.11.1939 год).

С некоторых пор у нас ведётся так:
Лояльность британцев к своему правительству и Короне вызывает чуть ли не восторг, но одобрение - уж точно; лояльность русских к своему правительству и стране считается признаком "извечного русского (славянского) рабства" и "духовного (православного) уродства".
А что с правами и обязанностями? За права митингуем. А за обязанности - что-то не слышно.
Игнатий Антиохийский:
"Тот, кто истинно обладает словом Христа, тот может слышать даже Его молчание".

пятница, 16 марта 2012 г.

Всё о человеческой личности, на уровне метаонтологии, может знать только сказавший: "Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему".

Однажды в истории человечества, во время переписи подданных Римской империи, которой по повелению Августа руководил Квириний, императорский наместник в Сирии, был переписан и Бог.
Если я, явившись на тот свет, не обнаружу в себе желания сходить на речку и порыбачить, я буду чувствовать неполноценной свою личность.
Бог снизошёл, вплоть до смерти, чтобы человек, падший, мог подняться и взойти, вплоть до "причастника божественного естества" (2 Пет. 1,4).

четверг, 15 марта 2012 г.

Утопия, написанная учеников 5-го класса одной из гимназий города Петербурга, выдержки из неё (орфография исправлена, синтаксис оставлен без изменений):
"Что касается всего мира. Глобализация распространяется лишь на нравственность, чтобы везде была высокая, без навязывания народам массовой культуры и общих финансов, тем более - при помощи военной силы.
Благородство и такт в отношениях между странами. Германия к Польше на Вы. На Вы и Польша к Германии. Россия на Вы к Эстонии. Так же и Эстония к России. Без каких-либо необоснованных претензий (в тексте "притензий"). И никакой тайной дипломатии.
Что касается только России. Доверие граждан к чиновникам, которые служат честно государству. Чиновники к любому гражданину, даже бездомному, должны относиться так же, как они относятся к Президенту или к Абрамовичу".
Продолжение следует.
Ну вот.
Жил-был когда-то в России благородный русский человек - Пётр Алексеевич Кропоткин, князь. Геолог и географ. А во Франции - в то же, примерно, время - проживал другой благородный и культурный человек - Жан Жак Элизе Реклю. По странному совпадению, тоже географ. Пальцем в жизни оба никого не тронули, наверное, - такое допускаю. И заниматься бы им, благородным и учёным, своей мирной наукой, отдавая ей все свои силы, так нет же - увлеклись они заодно ещё и теорией анархизма. Надо сказать, писали только, разрабатывали на бумаге. Но нашлись тут же и практики. Подоспели люди, которые писать складно не умели, но, начитавшись теоретиков и получив от них "добро", стали, во имя этой теории, или чего-то иного, бросать умело в людей бомбы.
Слово было высказано. Ответил ли кто за него? На том свете - может быть. А на этом - посетители кафе, театров и прохожие, дети и взрослые, на улицах, невинные, об анархизме ничего, пожалуй, и не знавшие.
"Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовётся, -
И нам сочувствие дается,
Как нам даётся благодать".
Вот не даётся...
И.А. Ильин:
"История революций показывает, что народам весьма не легко переходить на рельсы революции и прибегать к насильственным действиям. Здоровый - частично от природы, частично взращенный столетиями здоровой государственной жизни - инстинкт порядка тормозит у людей охоту к агрессии и придает их протесту определенную сдержанность, даже в том случае, когда протест представляется обоснованным. Стремление к законности и порядку, называемое также "лояльностью", есть внутренняя опора государства, созидательная и спасительная власть истории. Там, где свободная лояльность отсутствует, не может больше сохраняться государственный строй, там у врат жизни стоит хаос.
Но ничто так высоко не ценят профессиональные революционеры, как именно этот демонстративный вызывающий разрыв с лояльностью. Их задача состоит в том, чтобы ослабить стремление к законности и разочаровать в этом стремлении ("ведь законным путем ты никогда ничего не добьешься!"), подогреть стремление к агрессии ("ты добьешься желаемого только в открытой и активной борьбе!") и ликвидировать все удержи терпения, разума, мира и приличия ("проигрывает терпеливо выжидающий").
Наблюдая эти деяния с точки зрения закона и лояльности, вскоре перестаешь различать границу между так называемым революционным и уголовным бесчинством. Мы видим на обеих сторонах презрение к закону, лояльности и порядку; мы видим в обоих случаях борьбу за собственные интересы и готовность поставить правительство и общественность перед свершившимися противозаконными фактами, когда ополчаются и силой осуществляют необоснованное притязание. И тем не менее, здесь есть три различия: уголовный преступник старается утаить свое деяние, революционер, напротив, ведет себя демонстративно и вызывающе; преступник знает, что не прав, революционер стремится доказать самому себе и другим, что создает "новое право" (ну вот, за честные-то выборы, как маскировка, а вместе с этим и "долой правительство!"  - А.В.); цель поступков преступника - получить большее наслаждение, а революционера - захват политической власти. Граница между ними в реальной жизни зыбка и относительна".
Из статьи "Обучение революции", 27.09.1946 г.
И.А. Ильин:
"Идея создания мирового господства, объединения всего человечества в единственном всеобъемлющем государстве ("демократическом", конечно, и по известному стандарту. - А.В.) и такого обеспечения "мира на земле" уже давно крутится в некоторых головах, и не в головах мечтательных идеологов, а в головах волевых и беспощадных головорезов. Тем самым этот план относится к самым актуальным идеям в нынешнем мире, и вокруг него уже ведется борьба.
Для осуществления этого плана человечество, прежде всего, должно быть приведено к единому знаменателю, или принудительно обращено в господствующую идеологию (с уставом "общечеловеческих ценностей". - А.В.), что одно и то же. Ибо до тех пор, пока народы сохраняют свои прекрасные, разнообразные и яркие особенности, они не дадут принудительно затолкать себя во всемирное тоталитарное государство (ещё не вечер. - А.В.). Эта идея обращает внимание не на прекрасную и разнообразную, органичную и свободную индивидуальность народов, которую знает мировая история, а лишь на уравненные, стандартизированные стадные множества из одинаково отпрессованных слепо послушных кирпичей, которые в произвольном порядке можно укладывать друг на друга и перекладывать".
Из статьи "Как успокоить мир?", 1946 год.

вторник, 13 марта 2012 г.


И вот размышления на эту же примерно тему из статьи Ивана Александровича Ильина "Америка и Европа", написанной им и опубликованной сразу после Второй Мировой войны, в 1946 году:

"...нынешний политик должен учиться не только соблюдать интересы собственного государства, но и включать его в мировой организм...
Итак, расстояния преодолеваются. Однако мир остается разделённым политически и многообразным культурно (теперь и в этом происходит нивелирование, не в стержневой, а в массовой культуре. - А.В.). Но экономически он стал единым: единством самостоятельно хозяйствующих, конкурирующих друг с другом и снабжающих друг друга народов. Отсюда возникает необходимость мирного и полного взаимопонимания в организации мира: делиться друг с другом сырьем; позволять друг другу пользоваться дорогами (океаном, реками, воздухом, железнодорожным транспортом) и обеспечивать перевозки. Необходимо общаться друг с другом, учитывать взаимные правовые притязания, заключать и соблюдать договоры и присоединяться. И тот, кому достанется ведущая роль в экономике ("гегемония"), должен в величайшей степени разумно и прозорливо включаться в мировой организм ("порядок". - А.В.), защищать и поддерживать его равновесие. Атомная бомба - угроза миру и одновременно предостережение ему: народы стоят вместе и падают вместе. Опасность грозит культуре в целом: все должны или очень много выиграть, или слишком много потерять. Мир - взаимосвязанный организм".

Одно ясно - страх нами руководить не должен. Чему быть, того не миновать. Мировые процессы от нас не зависят - другое там Командование. Но право выбрать сторону добра или зла у человека (у тебя, у меня) никто никогда не отнимет.

И вот ещё такое шевеление:

http://rublogers.ru/2012/03/12/globalnyy-putin-i-tihaya-gavan.html
Есть Бог учёных и философов; есть Бог Авраама, Исаака и Иакова - Живой Бог; есть наш Бог (мой, твой), Которому мы (ты, я) говорим (или кричим): "Господи, дай!" и "Господи, помилуй!". Но Он един, Он и троичен.
Все европейские экстремисты, начиная с 19-го века, расходились в предлагаемых ими способах и формах разрушения, но в одном они были согласны: в отрицании христианского Бога и христианской традиции. Стоит лишь перечислить: Бруно Бауэр, Давид Штраус, Карл Маркс, Макс Штирнер, Михаил Бакунин, Фридрих Ницше... И современные - но эти на слуху.
Вот первый выпуск на канале "Вести 24" передачи "Церковь и мир" с участием митрополита Илариона (Алфеева). Все передачи можно посмотреть здесь.

воскресенье, 11 марта 2012 г.

Всё великое, что делает человек (начиная с Вавилонской башни и заканчивая освоением космоса), делает для того, чтобы восполнить отсутствие Бога.
Странная история:
Пал Люцифер, пал один, после увлёк за собой часть ангелов - но не всех. А пал Адам - и впало в грех сразу всё будущее человечество.
"Приближалась Пасха Иудейская; и Иисус пришел в Иерусалим. И нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда, и дома Отца Моего не делайте домом торговли" (Ин. 2, 13-16).
Домом торговли, или сцены. Это я по поводу девчонок группы "Pussy Riot" и их хамской выходки в храме Христа Спасителя.
Увещевал Господь торговцев, уговаривал их, не сказано. Но то, что бич из верёвки, чтобы их изгнать из храма, сделал Он - дело известное. Простить - одно, а попустить - другое. Мы и по милосердию не больше Бога.
У ангелов нет даже "кожаных риз". Так что, мы их богаче, что ли?
Для одного зло - одна из масок абсурда, для другого - временное несовершенство, для третьего - иллюзия, для четвёртого - пустое место, для христианина - удаление от Бога, бунт против Него.
Бог прост, одинаков и неделим, а тварное сложное, многообразное, и разделяется оно в своей сложности на земное и небесное, на умозрительное и чувственное, на великое и малое, на физическое и химическое, на доброе и злое, на мужское и женское... и дробится и дробится, разъединяется, объединяется, но никуда не исчезает.
Ну вот и мы обречены на вечность... при всей свободе.
Чтобы сотворить нас, Богу достаточно было и Своей воли, но чтобы мы дошли в конце концов до совершенства, нужна и наша; создавая нас по образу Своему, Бог нас не спрашивал, но чтобы мы достигли и подобия, Ему без нашего согласия не обойтись, без нашей воли.
Такая вот арифметика. Синергия, называется.

пятница, 9 марта 2012 г.

1 ноября 1916 года. Лидер Конституционно-демократической партии Милюков, зная, что лжёт, но в интересах своей партии, произносит в Думе подлую речь о измене Царской семьи "Глупость или измена?".
1917 год. Следственная комиссия под председательством Н.К. Муравьёва не нашла в делах Царской семьи что-нибудь подозрительное или обличительное в смысле государственной измены.
Но гнусная клевета пошла гулять по миру, бродит и до сих пор, находя в чьих-то сердцах и головах поддержку и согласие.
Ложь, клевета - смертельное оружие.
Рыбачил я однажды на Кеми (левом притоке Енисея), блеснил - щука только-только стала браться. В июле. Жара была - предгрозовая - лютая. Решил искупаться. Разделся на камешнике, часы с руки снял, положил их поверх одежды. Нырнул в воду, плаваю. На спину перевернулся, лежу, не двигаясь, раскинув руки, - млею. Смотрю: летит надо мной на фоне белёсого от зноя неба ворона, сверкает у неё что-то в клюве. Ну, думаю, зубы, что ли, золотые себе вставила? Накупался. На берег вышел. Одеваться стал. Часов-то нет. Она, ворона, их и утащила. Встаёт вроде и ложится спать по солнцу, свои часы вместе с компасом в мозжечке у неё безотказные с рождения вмонтированы - зачем мои-то ей понадобились? Так с ними где-то и живёт. А у меня часы так и не водятся - то потеряю, то сломаются. Те, природные, что были когда-то, как у вороны в мозжечке, и у меня (у человека-то) в комплекте, давно не ходят, или по ним я разучился время узнавать, если и ходят.
Долг мой и Вас предупредить.
Будете вдруг, привалит Вам такое счастье, на Кеми и решите искупаться, всё, что блестит, кладите под одежду... Чтобы потом ворон мне наших перед Вами не оправдывать.
Такое дело.
Яков Агранов. В революции с 1912 года, член Гомельского комитета партии эсеров.
1920 год - ВЧК, начальник особого отдела по делам высылки интеллигенции, заместитель председателя ОГПУ. 1938 - расстрелян. Не реабилитирован.
В 192О году лично допрашивал Ивана Александровича Ильина.
И что вот интересно:
В августе 1915 года высылается (чуть не сказал: ко мне) в Ялань. По сообщению Енисейского губернского жандармского управления:
"Страдает правосторонней паховой грыжей, отчего наблюдаются припадки и запоры".
Когда бываю в Енисейске, мне всегда кажется, будто прилёг, вытянувшись вдоль берега, порезвившийся в детстве и славно поработавший в зрелости городок вздремнуть, забылся, а Енисей, подшучивая над старичком, стягивает с него, словно одеяло, небо, и всё стянул бы, если бы не зацепилось небо краем за кресты церковные "Сибирского Суздаля", - пока под небом.

четверг, 8 марта 2012 г.

И.А. Ильин:
"Первое, что необходимо русской изящной литературе после революции - это настоящая художественная критика, отнюдь не политическая, не социальная, не направленческая, не революционная и не конкретизированная, не националистическая и не "православная", а эстетически-художественная, понимающая искусство, как своего рода независимое служение Богу в образах и материи. И конечно, прежде всего, критика, свободная от кружковщины, угодничества и всяческого непотизма. Такая критика была необходима русскому искусству и до революции, и беда была в том, что ее не было. 1930. Арженьо".

2012. Нет её и сейчас. Всё межсобойчики, всё по заказу.

среда, 7 марта 2012 г.

И.А. Ильин:
"Удивительна та жертвенная энергия, которую Вы проявили в борьбе за появление книги в печати! Увы! Увы! нет той нашей культурной России, которая оценила бы все это по заслугам... Нет общественного мнения, нет издателей, которые не позволили бы Вам кромсать свое детище, но подняли бы все это на щит... Судьба Вашего третьего выпуска - прямо зерцало нашей общей трагедии!.. Вижу, что мировая закулиса, которая печатает за рубежом все, соответствующее ее планам, и давит все русско-национальное - не помогла Вам... Этим надо, впрочем, не огорчаться, а гордиться... Напиши кто-нибудь что-нибудь радикально-двусмысленное, или сентиментально-предательское, или интернационально-антирусское, - и все готово к услугам сочинителя. А нам остается вручать наши труды Господу Богу на хранение и усмотрение, что я и делаю...
У меня уже лежат готовые книги, числом до пяти (одна с 1919 года), а теперь я как раз, после десятилетий вынашивания ряда трудов, переживаю период "урожая" и потому продолжаю писать и складывать в стол, подыскивая верный посмертный архив и не находя его... По-немецки издать можно; но, выпустив за время эмиграции 7 книг по-немецки, я решил "будя" и пишу только по-русски. Божья воля... А если мои труды ЕМУ не нужны, то и мне они не важны".
(Из письма В.А. Рязановскому, 06.12.1950).

вторник, 6 марта 2012 г.

Мы пребываем в Откровении - между Сотворением мира и Вторым пришествием; где Бог открывает нам Себя, а мы имеем дерзновение говорить Открывающему "Ты".
Философ овладевает предметом, богословом овладевает Предмет.
И.А. Ильин:
"Как отнеслись бы Вы, если бы Вашему сыну Некто отрубил нос, потом сфотографировал бы безносого и разослал во все стороны, чтобы все увидали его таким и размножили его снимок в газетах?! А когда Вы спросили бы отрубителя, зачем он это сделал, то отрубитель ответил бы Вам, что "это было давно", что он не помнит, зачем он это сделал, кажется, нос показался ему "что-то слишком длинным" и что Вам нечего огорчаться, ибо благодаря безносой фотографии Ваш сын появился во всех газетах и все признали, что "такого" еще не видали??!!..
Вы сохранили бы душевное равновесие?
Что сказал бы композитор, написавший сонату, если бы кто-нибудь, в знак сочувствия, сократил бы ее по своему произволу, - она показалась ему слишком длинной, - вычеркнул бы из нее несколько тем и в таком виде без спроса у автора и без его согласия размножил бы?!.
Что сказал бы художник-живописец, если бы кто-нибудь, найдя его картину слишком большой, отрезал бы от нее кусок по своему усмотрению и в таком виде репродуцировал ее повсеместно?!.
Я ручаюсь Вам, что Вы ответили бы на все это протестом, который был бы более или менее бурным в зависимости от отношения к сыну, к сонате или картине. И еще в зависимости от скопившегося и наболевшего в душе чувства бесправия и беззащитности!..
Я годами вынужденно молчу; и вот раз сказал, при условиях авторской беззащитности. И почувствовал на шее петлю негласной и неожиданной цензуры, вдруг обнаружившейся в порядке совершившегося факта. И завопил. Да, авторской беззащитности! Ибо не будь ее - всё происшедшее было бы совершенно исключенным...".
(Из письма Ю.И. Лодыженскому, произвольно изменившему при издании текст Ивана Александровича, 24.07.1947)

Очень часто читатель получает в свое распоряжение "безносый" текст и не подозревает, что "безносым" текст сделался после "операции" в издательстве, а относит это к неумелости автора. Счастье автора, когда он встречает чуткого и тактичного редактора, а не самоуверенного (в душе завидующего автору) кромсателя. Бывает так, что и сам автор не узнает свое детище, - так его в издательстве "поправили", сделав уродцем, либо безносым, либо безглазым, то и без ручек и без ножек.
Кто Иван Александрович Ильин, и кто Юрий Ильич Лодыженский - а вот "поправил" же, "ребёнка подменил".

В следующем письме Иван Александрович так написал Ю.И. Лодыженскому:
"Нельзя не спросить: откуда у Вас эта суверенная идея, что Вам присуще неприсущее Вам право менять написанный не Вами текст, редактировать то, что Вам не дано на редакцию и размножать в новом, нравящемся Вам виде?! Откуда это католическое цензурование, это право на имприматур (лат. - начальственность. - А.В.)?! Откуда это тоталитарно-фюрерское трактование свободных и независимых созданий человеческого духа?!"



"Всякая душа да будет покорна высшим властям: ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от неё. Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся: ибо он не напрасно носит меч; он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите: ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь. Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон".
(Рим. 13, 1-8)

понедельник, 5 марта 2012 г.

Как-то осенью поехали мы на субботу-воскресенье с моим приятелем в небольшой районный городок в Ленинградской области. Там у него, у моего приятеля, пустовал родительский дом - печь в нём нужно было протопить. Взял я с собой, не с кем было оставить, рыжего кота по кличке Хам. Кличке своей он соответствовал - писал в мою печатную машинку, мало ему было этого, "промочил" насквозь своим аммиачно-ядовитым средством лежащую на столе рядом с машинкой мою дипломную работу - пришлось перепечатывать заново, около сотни страниц, и все рисунки-планы переделывать. А как приехали до места, машину в ограду загнали, кот мой, вырвавшись из моих объятий да перемахнув рыжим пламенем через забор, сразу же и сбежал. Пошёл я по следам - снежок, к счастью, первый выпал - искать беглеца. Нашёл в больничном палисаднике. Сидит на берёзе, как дикий. Зову - хозяина во мне не признаёт, или и узнаёт, но игнорирует - не спускается, тупо уставившись своим зенками куда-то. Полез за ним я на берёзу. Небо ясное, солнце яркое, снег тает, с крыши больницы весело течёт. По дороге вдоль палисадника молодая женщину коляску с двойняшками катит, асфальт сверкает на дороге. Словно окликнул кто меня, вдруг повернулся я к окну. Стоит там, перед окном, в больничной палате седая, сгорбленная, с морщинистым лицом старушка - глядит на меня безразлично. Выхватило солнцем в углу палаты койку - лежит, вижу, на ней, под серым пикейным одеялом, другая старушка - тоже смотрит в мою сторону, совсем с того как будто света. Меня волной словно обдало - немотивированным страхом - я никогда такого не испытывал. То ли перед жизнью, то ли перед старостью, то ли перед смертью. И до сих пор вот помню это ощущение.
Кота я кое-как тогда всё же снял, он мне все руки исцарапал. Домой привёз его благополучно. Он ещё много после крови мне попортил. Гулять его отпускали. Сначала на день уходил, к вечеру возвращался, потом не появлялся дома по неделе. Присмотрел себе местечко "тёплое" - поселился в соседнем с нашим домом магазине продовольственном - и уж потом у нас не появлялся больше. Зайдёшь за хлебом или молоком в магазин, лежит, видишь, на подоконнике, разжиревший, размордевший. Позовёшь его: "Хам, Хам", - едва лишь ухом поведёт, чуть только веко приоткроет и дальше в дрёму. Время с тех пор прошло много - коты столько не живут. И магазина того нет - теперь бутик там.

Чудо в клетке! Наука обнаружила Бога! Весь Фильм!

И.А. Ильин:
"Мы находимся в Швейцарии с июля 1938 года. Я не имею кафедры, ибо для этого надо бы быть или католиком (а я - антикатолик...), или же - масоном (а я антимасон...). Первые три года было очень трудно. Я и теперь не имею здесь ни права оседлости, ни права на труд... Но Бог милостив, и я еще другим помогаю. Много пишу. Много печатаю. Но увы - по-немецки. А то, что я пишу по-русски, остается лежать за неимением издателя. Но я не унываю, - пишу для моего народа впрок. И молюсь: призри на труды мои! соблюди их для народа моего! Всё в Руке Божией..."
(Из письма И.И. Сикорскому, тому самому, 04.04.1947)