среда, 30 ноября 2011 г.

Томас Карлейль:
"И не говори, что в настоящее время нет символа божественного. Разве Божий мир не символ божественного? Разве неизмеримость не храм? Прислушайся только, и вместо органа ты услышишь, как и в древние времена, пение утренних звёзд".
Иван Солоневич:
"Природа не терпит пустоты. Всякая мода легче всего заполняет пустые головы. И пустые головы строят свои "новостройки" ("перестройки". - А.В.) - на века и на вечность. В наших русских условиях сдерживать этих строителей может только монархия. Поэтому строители и ненавидят её. Не учитывая, правда, того обстоятельства, что только монархия и может удержать их от взаимной резни, как удерживала до 1917".
Максим Исповедник:
"Когда на тебя найдёт неожиданное искушение, не ищи того, через кого оно пришло, а взыскуй, почему оно произошло, - и обретешь улучшение. Ведь произошло ли оно через одного, или через другого, ты должен испить горечь судов Божиих".
 
"Кто виноват?" - мы всё и ищем. А отыскав, меняемся местами с виноватыми.
 Ползучий государственный переворот состоялся

Ну, господа, поздравляю: мы почти в цивилизованной Европе. Осталось добиться разрешения регистрировать и венчать однополые браки, а по нашей извечной привычке и желании обгонять всех и во всём - сразу же и узаконить браки с кошками или с индюшками. Скоро-скоро мы будем впереди всех "передовых" народов, которые на нас станут смотреть с завистью. 
(См. пронизку "К. Леонтьев").

вторник, 29 ноября 2011 г.

О. Шпенглер:
"Правда, животное знает только жизнь, но не смерть... Животные не только слышат предсмертный крик, видят труп, чуют разложение: они наблюдают умирание, однако его не понимают".
 
Ну, для этого надо у них спросить об этом. Мой опыт охотника (давно уже от этого отказался, спрятал, смазав, ружьё и не достаю его) говорит о том, что всё они прекрасно понимают, - сказать не могут, говорят слезами. Плачут животные - слёзы их видел, значит - и понимают.
О. Шпенглер:
"Что до свободной прессы, то пускай мечтатели удовольствуются тем, что она "свободна" по конституции; знаток же спрашивает лишь о том, в чьём распоряжении она находится".
Л. Тихомиров:
"Органы внешних чувств обнаруживают только явления физической природы. Если эти органы не обнаруживают Бога, то из этого следует по разуму только тот вывод, что Бог не относится к числу предметов природы, но никак не то, что Его нет совсем".
Андрей Кураев, диакон:
"Спрашиваете, каково моё отношение к экуменизму... Знаете ли, есть один вопрос, по которому расходятся мнения естественных наук и гуманитарных. Вот представьте, что в этой колбе у нас находится масса варенья весом в один кг. А вот в этой колбе - масса дерьма аналогичного веса. Скажите, что получится, если их смешать? Химия скажет, что получится два кг некоей новой суспензии с новым качеством, и даже придумают для неё латинское название. А с точки зрения богословия (и простого человека. - А.В.) итог оказывается поразительным: если смешать один кг варенья и один кг дерьма - получится два кг дерьма".
Убедительно.

понедельник, 28 ноября 2011 г.

Только что позвонили из журнала "Москва": 
умер замечательный человек и писатель Леонид Иванович Бородин.
Томас Карлейль:
"Изгнание всякого божества из человеческого представления о мире - жесточайшее животное заблуждение; я не говорю - языческое, чтобы не оскорблять язычество, каково бы оно ни было вообще. Это неправда; это - в самом существе своём ложь. Человек, думающий так, будет думать неправильно и обо всём остальном: первородный безбожный грех извратит в корне все его суждения".

Он же:
"Вера, как я понимаю её, есть здоровый акт человеческого духа. Каким образом человек находит свою веру - это таинственный, не поддающийся описанию процесс, как и всякий вообще жизненный процесс. Ум дан нам вовсе не для того, чтобы мы препирались и умствовали, но для того, чтобы мы могли проникать в окружающие нас предметы, создавать себе ясное представление, понимать их, веровать и на основании всего этого затем действовать".

Он же:
"Тот, у кого душа не обмерла, никогда не останется без религии; тот, у кого душа обмерла, свелась к суррогату соли, никогда не найдёт никакой религии, хотя бы ты восстал из мёртвых, чтобы проповедовать её ему".

Он же:
"Мысль, что свобода человека состоит в том, чтобы подавать голос на выборах и говорить: "Смотрите, вот теперь и у меня тоже есть одна двадцатитысячная (в нашем случае - какая-то миллионная. - А.В.) часть Оратора в нашей Национальной Говорильне; не будут ли ко мне благосклонны все боги?" - эта мысль есть одна из наиболее забавных!"
Томас Карлейль:
"Все эти свободы и равенства, избирательные урны, независимости и т. д. мы будем считать, следовательно, явлениями временного характера, это вовсе ещё не последнее слово. Хотя таковой порядок продлится, по-видимому, долгое время и он дарит всех нас довольно печальной путаницей, тем не менее мы должны принять его как наказание за наши прегрешения в прошлом, как залог неоценимых благ в будущем".

Он же:
"Вообще скучно слушать рассуждения о всемогуществе денег. Я склонен скорее думать, что для искреннего человека бедность не составляет зла, что должны быть бедные писатели, чтобы было видно, искренни они или нет".
Авва Илия:
"Я боюсь трёх событий: когда душа моя будет оставлять тело; когда предстану Богу; и когда будет произнесён последний приговор обо мне".
Нам бы его страхи.

воскресенье, 27 ноября 2011 г.

Сам как-то (вдруг или не вдруг) убедился в бытии Божием, сам как-то узрел Его, сам Ему предался - вот ты и обратился. Никто другой, чем бы и как ни действовал, кнутом или пряником, к Нему тебя не приведёт. Так вроде просто.
Л. Троцкий:
Повышаясь, человек производит чистку сверху вниз: сперва очищает себя от бога (с маленькой буквы в тексте. - А.В.), затем основы государственности от царя, затем внутренний мир - от бессознательности и темноты".
 
Ну, что, очистились по Троцкому?
Товарищ перепутал верх с низом, а свет - с темнотой? По невежеству? По лукавству? 
Или по сатанинству?
Феофан Затворник:
"Выбросьте из головы достижение покоя (обращено не к буддисту, а к одному из своих духовных чад. - А.В.). Не земной он житель, а небесный. На землю заходит он мимоходом. Мирное состояние сердца - благодать Божия. Когда есть, благодарите Бога, но не присвояйте его себе, как окончательно установившееся состояние. Держа себя так, не будете глубоко смущаться, и когда отойдёт он, Богу предайте себя и принимайте с благодарностью всё, что Он благоволит послать".

Он же:
"Спрашиваете: "Как углубиться в созерцание своего внутреннего я". - Это зачем? - Стойте вниманием в сердце, и созерцайте не своё я, а Господа с благоволением и сокрушением. Вот и всё".
Для некоторых моих друзей-лириков, не разделяющих (а зачастую просто путающих) духовность и душевность, которые, раз в год, а то и вовсе не заглядывая в церковь, но регулярно посещая театр или художественные выставки, величают себя людьми высоко духовными.
Феофан Затворник:
"...для духовной жизни... развитие душевной стороны совсем не требуется. Духовная спасительная жизнь зачинается и развивается независимо от душевного развития. Отсутствие последнего никакого ущерба не причиняет первой, и достоинства её не умоляет. Душевность вся, и в самом лучшем её виде, цену получает только тогда, когда вполне подчиняется духовности, сама же по себе ничто для вечности".
Ну и вдобавок:
"Душевный человек не приемлет того, что от Духа, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно" (1 Кор. 2,14).
Для некоторых моих друзей-физиков, для которых все, кто не физики, - "филолухи".
Феофан Затворник:
"И безграмотность может всё иметь, что нужно для спасения, если иметь веру и смысленно действовать по вере; и грамотность одна ничего существенно доброго не даёт. У вас учёных безграмотность то же, что проказа, а грамотность - нечто священное. Это вашей касты грубый предрассудок".
И.А. Ильин:
"Правители должны понимать, что если государственность начнет сводиться к шпионству за гражданами и к интриге, питая дух гражданской войны, то она погубит себя и общественную нравственность и будет уже не бороться со злом, а служить ему (без комментариев. - А.В.); но, понимая это, они не должны уничтожать ни тайную полицию, ни дипломатию, ни контрразведку, ни аппарат подавления и войны (что было почти совершено в "лихие девяностые"; Козырев, Бакатин и иже с ними. - А.В.). Но только все эти функции должны быть в руках честных, совестных и религиозно мыслящих людей (вопрос, как этого добиться?! - А.В.)".
К.Н. Леонтьев:
"...Русское общество и без того эгалитарное по привычкам, помчится ещё быстрее всякого другого по смертному пути всесмешения и - кто знает? - подобно евреям, не ожидавшим, что из недр их выйдет Учитель Новой Веры, - и мы, неожиданно, лет через 100 каких-нибудь, из наших государственных недр, сперва безсословных, а потом безцерковных, или уже слабо церковных, - родим... антихриста".
 
Всё ещё мчимся? Или уже пора идти за повитухой?
Думается, что тот, которого предсказывал, опасаясь, Константин Николаевич, уже был - приглядывался.
В.С. Соловьёв:
"Не искушаться видимым господством зла и не отрекаться ради него от невидимого добра есть подвиг веры. В нем вся сила человека. Кто не способен на этот подвиг, тот ничего не сделает и ничего не скажет человечеству. Люди факта живут чужой жизнью, но не они творят жизнь. Творят жизнь люди веры".

суббота, 26 ноября 2011 г.

Спрашивает послушник старца Вонифатия:
Какое свойство смиренных?
Старец Вонифатий ему отвечает:
Свойство смиренных - не хвалиться знанием: они почитают истину, как и свет, общим достоянием всех.

Он же, старец Вонифатий:
"Лучше удерживать земные блага со смирением, нежели оставлять их с гордостью".
И.А. Ильин:
"Настоящая вера не боится мысли, но укрепляется и очищается ею; настоящая мысль не чужда вере, она несома ею и сильна её силою. Вообще чувство без мысли оказывается началом слепой страсти, ведущим душу к разнузданию и унижению, а мысль без чувства выступает холодной рефлексией, безжизненным, праздным резонерством. Религия требует органического сочетания чувства и разума, верующей любви и знающей мысли, ибо одна мысль породит мертвое умствование и скептицизм, а одно чувство породит нечистое опьянение и суеверие. Скептицизм же и суеверие означают отсутствие религиозности".
По Аристотелю, из "Никомаховой Этики":
Нормальный вид государства:
1) царская власть (правление одного);
2) аристократия (правление немногих);
3) тимократия (политейя) - правление многих.
Им соответствуют извращения:
а) царской власти - тирания;
б) аристократии - олигархия;
в) тимократии - демократия.
Рассматривали, помню, с маленьким сыном картинки на библейские сюжеты. Говорю, комментируя одну из них:
- Змий был с ногами, пока не сбил с толку человека, а после ноги ему вырвали.
Сын, задумавшись на какое-то время:
- А почему, если Бог знал, что будет, заранее ноги ему не вырвал?
Вопрос тогда остался без ответа.
Филарет Московский:
"Любите врагов своих, сокрушайте врагов Отечества, гнушайтесь врагами Божиими".
Платон, по определению Нибура, не был добрым гражданином; Ксенофонт ещё того хуже; Диоген находил высшее наслаждение в отсутствии привязанности к родине и называл себя "бездомным" в этом смысле. Такое дело.
1570 год. На Поганой луже в Москве царь Иоанн Грозный собрал толпу и задал ей вопрос, правильно ли он поступает, казня своих лиходеев и изменников (бояр)? Народ кричал в ответ: "Живи преблагий царь!" Лишь после этого опричники приступили к казни опальных бояр и дворян - резали их по суставам, обливали кипятком и проч.
Какое-то время спустя этим же занимался мнимый внук Грозного "Петрушка" самозванец в Путивле во время смуты.
Наказание, конечно, изменилось.
А мы?
Говорил когда-то авва Антоний, что придёт, мол, время, когда все люди сойдут с ума, и, если увидят кого в здравом уме, будут сердиться, и скажут ему, что он, дескать, безумствует, - потому что он не будет им подобен.
Без комментариев.

пятница, 25 ноября 2011 г.

Как Фоминых Егор, еще никто так

Вы можете, конечно, представить Ялань, в Ялани – небольшой, елового бревна, скособоченный в сторону улицы, по простой причине будто – близорукости, под низкой, пологой, двухскатной, из пихтового, трухлявого уже от времени желобника крышей дом в три оконца на дорогу, одно из которых забито наглухо листом фанеры. На фанере трафаретная надпись: «Не кантовать!» – попробуй ослушаться. На фанере же: рюмка, зонтик и ливень косой – всё это, конечно, символически, не натурально. Не как предписано, фанера приколочена – наоборот. Перед оконцами – заросший крапивой и одичавшим, выродившимся малинником палисадник с раскуроченной свиньями изгородью. Там же, в палисаднике, засохшая несколько лет назад берёза с обглоданным овцами комлем. На мёртвой ветви берёзы висит закинутая туда когда-то мальчишками велосипедная покрышка, скрутившаяся от дождей и солнца в правильную «восьмёрку» – не всякий выпишет и от руки такую. На мшистом желобнике крыши лежат давнишние, истлевшие до прожилок берёзовые листья, неведомо как попавшее туда цинковое ведро без дна и без дужки и кривые, с размочаленной на них корой черёмуховые удилища, которых три.
Вера, принятая как гипотеза, не вера, а контракт, подписанный до принятия следующей гипотезы.
Сердце интернационалиста наполнено (а то и переполнено) идеями и лозунгами, но не любовью.

четверг, 24 ноября 2011 г.

Выселяем святость - заселяем пошлость; эту не выселишь так просто.
Декабристы разбудили Герцена. А хохот Рабле разбудил сначала Вольтера, а потом и Ницше. Ницше кого-то тоже разбудил... Лучше бы спали.
Огромная строительная площадка. На ней мощные краны, груды нового кирпича, пиломатериалы, гипс, цемент - всё, чему следует быть на строительной площадке. А что строить, никто не знает. Так вот и с национальной идеей. Когда Вам говорят, что она не нужна, что надо просто хорошо жить, Вас обманывают. И пока никто не знает, что надо строить, рабочие, прорабы и инженеры начинают тащить со стройки кирпичи, гипс, цемент, а кто может - и краны. Вот те, кто может воровать со стройки краны, кто уже "хорошо живёт", те и обманывают.
Наша культура перестала быть культурой сердца. Отсюда жизнь становится бесцельной; влечения - необузданны и низменны; творчество утрачивает высшие идеалы; сами мы дичаем. Не заметно?
Релятивизм - это как перегруженный транспортом перекрёсток, на котором нет ни разметки, ни одного дорожного знака и отсутствует светофор.
Духовное совершает и отвечает за совершаемое; бездуховное - безответственно.
По безответственности (грызёмся за всё большие права и забываем про долг) в нашем обществе можно судить о его духовности. Прав много, а ответственности никакой, и на ответственного (духовного) человека смотрим как на придурка (по-нынешнему - лоха).
Наше тело - наш наряд-невидимка.
Скончалась Марья Семеновна Корякина-Астафьева. Сегодня девять дней.
Царство Небесное.

среда, 23 ноября 2011 г.

СССР. Крах империи.

Юрий Кузнецов:
Всё грозней небеса, всё темней облака.
Ой, скаженная будет погода!
К перемене погоды заныла рука,
А душа - к перемене народа.

Вопрос для ЕГЭ:
Русского - на китайский (какой-то ли ещё)?
Советский - на ?
Православный - на ?
"Лаборатория им. Д.А. Пригова Института филологии и истории". "Международный фонд Д.А. Пригова" ("отца русского концептуализма"). Сплю, что ли? Знал я Д.А. Царство ему Небесное. Но ведь не так же!
Есть у меня знакомый, который, сам гуляя от жены налево и направо, ходит в церковь и ставит свечку, чтобы Бог исцелил его жену от блудного греха.
- Помогает? - спрашиваю.
- Пока нет, - говорит.
Русский либерализм - разновидность холопства, прорвавшегося вверх.
Просмотрел бегло предвыборные программы партий. Задал себе такой вопрос:
Способны ли нынешние политики, начиная от властвующих и заканчивая "оппозиционерами", решить национальные проблемы России?. Сам себе и ответил:
Нет. Очень уж они боятся слова "русский". У Жириновского - ну, Вы же сами понимаете...

понедельник, 21 ноября 2011 г.

Несколько дней назад рассказал соседу по лестничной площадке о том, что в Сибири продают иностранцам на отстрел медведей в берлоге (зимой) или на приваде (летом или ранней осенью). Встречаемся сегодня во дворе. Сосед мне говорит:
- А у меня идея. 
- Какая? - спрашиваю. - Выпить?
- Выпить-то мы и без идеи выпьем... 
- И в чём идея? 
- Идея вот в чём. Допустим, осудили какого-нибудь преступника, какого-нибудь педофила, на пожизненное или на смертную казнь. Не держать его в тюрьме, не тратить денег на кастрацию, на содержание его, а сразу после суда вывезти в лес и отпустить, а перед этим продать его иностранному киллеру-охотнику, можно и русскому - тому со скидкой. И пусть охотится. И государству выгодно, и педофилу страшно...
- А ты, - спрашиваю, - лицензию на отстрел этого преступника купил бы?
- Купить-то купил бы, - отвечает, - но сам бы охотиться за ним не стал, ноги болят - за ним побегай, кому-нибудь перепродал бы.
Пошли мы в рюмочную. Выпили.
Есть у меня знакомые. Приятель юности и его жена. Был у них сын. Единственный. В шестнадцать лет покуривал травку. Родители об этом знали. Когда я спросил, почему они ему это позволяют, они чуть ли не в голос мне ответили: "Человек, в целях развития, должен попробовать всё". Года через два "человек, в целях развития", попробовал героин. Последняя, в двадцать четыре года, проба - смерть - с девятого этажа в окно к ней вышел, поджидала внизу на асфальте. Двадцать лет как нет его уже на белом свете. Когда я у них спрашивал, почему они его никак не наказывают за провинности, даже не журят - он мог на шею гостю сесть, вареньем голову его испачкать, не мне, конечно, - они отвечали: "В Японии детей до пяти (или до семи лет, уже не помню) не наказывают". Я им: "Ну мы-то, мать честная, не в Японии живём". Они мне: "Ну вот поэтому мы все такие скованные и забитые". Сын расковался.
Н.М. Карамзин:
"...Лафатер давно уже поставил себе за правило не читать тех сочинений, в которых об нем пишут; и таким образом ни хвала, ни хула до него не доходят. Я считаю это знаком редкой душевной твердости; и человек, который, поступая согласно с своею совестью, не смотрит на то, что думают об нем другие люди, есть для меня великой человек".
 
Почитайте нынешнюю критику, и вы, скоро наевшись, захотите обрести "душевную твёрдость". Критик же, в основном, всё о себе любимом - вот я такой, вот я щас вмажу, - или, не нарушая внутренних законов своего клана, в услугу ли ему, за хлеб с маслом трудится - ну, тут простительно, и самому есть хочется и детишек кормить надо.

Окрест Ялани

Медведи Волкова

Что мы ещё можем продать? Честь, Совесть? Уже, по-моему, продали.
Ради чего? Ради того, чтобы сытый заезжий буржуй, заплатив бусами местному нищему охотнику, вернувшись домой, похвастался сибирским трофеем перед женой? Ну, ради этого - конечно.

Окрест Ялани

Фильм А. Гришакова "Прощай, Ангара!"

Сейчас, конечно, этого не остановишь. Но придёт время, когда не только жители этих ангарских деревень, но и остальные, вроде не причастные к этому, люди поймут, что никакая ГЭС, особенно на таких больших реках, как Волга, Ангара или Енисей, не стоит горя даже одного человека, гибели одной деревни, а с нею и многовекового (русско-сибирского или туземного) уклада; придёт время, когда, если и не сам человек, опомнившись, так природа, приводя человека в чувство, разрушит эти сооружения-монстры - знаки она уже нам подавала. Бог для нас насадил такой великолепный сад, а мы не ухаживаем за ним, не бережём, а, гоняясь за эфемерной прибылью, его вытаптываем. И с лесом так же. И - с людьми.
Я делю действительность на прошлое, настоящее и будущее; для Бога это целое и неделимое и составляет факт Его мысли и воли. Не постигаю; не вижу будущего, смотрю на настоящее - оно выскальзывает в прошлое.
Г. Палама:
"Итак, откуда - терпение в искушениях? - От знания, что это посылается ради испытания веры в Бога".
Знания, как и друзья, утрачиваются.
Но, как друзья, и обретаются.

Он же:
"Покаяние является началом и серединой и концом христианского образа жизни".

воскресенье, 20 ноября 2011 г.

Cecilia Bartoli, 16-10-2010, Scherza Infida uit Ariodante

Handel, G.F. (1685-1759) - Ariodante - Scherza infida in grembo al drudo...

Для турагенств, и в свете нынешних событий.
"Одним словом, друзья мои, путешествие питательно для духа и сердца нашего. Путешествуй гипохондрик, чтобы исцелиться от своей гипохондрии! Путешествуй мизантроп, чтобы полюбить человечество! Путешествуй, кто только может!"
(Н.М. Карамзин, "Письма русского путешественника")

"На границе наш постиллион остановился. Vous etes deja en France, Messieur, сказал нам худо-одетый человек, подошедши к нашей карете: et je vous en felicite. Это был осмотрщик, который за свое поздравление хотел взять с нас по нескольку Французских копеек.
Везде в Эльзасе приметно волнение. Целые деревни вооружаются, и поселяне пришивают кокарды к шляпам. Почтмейстеры, постиллионы, бабы, говорят о революции".
И всё же ехал "Русской путешественник".
И среди бесов есть искуснейшие.
Небо, не грешная земля. Общества дурного нет, воспитателя плохого не было - а дьявол не устоял.
Образ - дар; подобие - приобретение.
Правило скаута и джентльмена:
"Лежачего не бить";
правило для беса:
"Бить лежачего с особенной жестокостью"!

На покосе


В воздухе густой, терпкий настой взрослых цветов и скошенной вчера и только что травы. В небе ни облака. Лишь только коршун над землёй парит. И очень жарко. Под мокрыми от пота платьями и кофтами осолённые бабьи тела. Те, что постаре и похворе, косят в берёзовых, тенистых закоулках дуброву. Помоложе и поздоровее – на самом солнцепёке – тяжёлую для рук, зачерствевшую без дождей полину. Нет лёгкой косьбы, это когда глазами только косишь: когда смотришь, как другие косят, – тогда косил бы да косил. Далеко раскинулся покос: до согры зыбкой, размытой маревом на горизонте. Многих косцов не видно. Только то там, то здесь слышится от них простенькая древняя песнь оселка. Бурмакину Коське годков шестнадцать. Коська ни править, ни точить косу не умеет. Или не хочет. Подступает то к одной бабе и говорит ей: срежь или отбей литовку, мол, то к другой – и просит: дескать, налопать. Бабы лопатят Коське с удовольствием: один мужик на всём покосе, да и – пока правишь, будто отдохнёшь, и передышка вроде бы оправдана. Зычно зовёт от табара старая Матрёна: "Ба-а-бы! На переку-у-ур!"

Хью Лори "Вниз по реке"

пятница, 18 ноября 2011 г.

Пасека


Такое дело вот: сибирский знойный день. Тишину разыгрывает дуэт: гудящий, до белёсости раскалённый воздух и взвешенная в нём шелестящая пыль, вспугнутая изредка пробегающими по тракту грузовиками и легковушками, – спелись, что называется. Время от времени в какой-нибудь перегретой коровьей голове что-то случается – корова вытягивает туго шею, закатывает обезумевшие вдруг глаза и своим протяжным, бездумным, как кажется, рёвом сбивает дуэт с толку. И, словно расстроенные фисгармоники, нет-нет да и вступят чахлые блеяния обмеченных репейником овец, слоняющихся по селу в поисках окурков, пачек из-под папирос, выброшенных кинобилетов – словом, что подвернётся – для жвачки. И уж вовсе фальшиво, с вредительской будто целью, в мелодию яланского летнего дня врываются протяжные гудки машин, с помощью которых взмокшие от жары и досады шофёры тщетно пытаются согнать с дороги стадо. Стадо невозмутимо, еле-еле пошевеливает грязными хвостами, отпугивая назойливых слепней и паутов. Над стадом крепкий аммиачный дух витает, висит – вернее. Тот или иной водитель высовывается по пояс из кабины, лихим словом поминает скот, его хозяев, хозяйскую душу и саму деревню, как конкретно, то есть Ялань, так и вообще. Кажется, это последняя капля в терпение музыкантов, после которой явный бунт: воздух перекаляется, а взвешенная в нём пыль бездвижно замирает – и теперь любой звук в них глохнет. Видно, поэтому молчат собаки умные. Распластавшись на засолнечных завалинках, под телегами, за поленницами, высунув языки и пуская слюни, они дышат, как финишировавшие бегуны, безучастно поглядывая при этом на самозабвенно клохчущих куриц. Кто-то где-то говорит, кричит ли даже, но эхо в зной не работает, и слышится всё едва-едва. В иную минуту думается, будто Ялань вымерла. Но ничего, слава Богу, подобного. Яланцы – в самые пекучие часы либо дремлют в прохладных сенцах, либо пьют без устали простоквашу, по-ялански "простокишу", и хлебают окрошку, доставленную ими же из погребков.
Г.В. Свиридов:
"Вы люди принципиальные, в этом Вам не откажешь, Вы насаждаете в России шенбергианство, колонизируете нас по заветам Ант. Рубинштейна, который также насаждал здесь мендельсоновщину.
Возможно, что Вы и подобные Вам люди, делающие похожее в других областях жизни, и преуспеете - обратите Русских в колониальный , бесправный народ (и сейчас он - полубесправный) без веры, без Бога, с выборочно дозволенной собственной культурой и историей, с оплеванным прошлым и неясным будущим. Тогда - Вы будете на коне, и силой утверждаемые, насаждаемые Вами кумиры обретут известность, но все равно никогда не обретут любви. Но возможно и другое, возможно, что Вам не удастся попрать и окончательно унизить достоинство Русского человека, тогда Вы будете названы своими именами".
А. Кураев:
"Любовь к предкам и истинная связь с ними состоит не в подражании их грехам, а в старании искупить их своими добрыми делами".
В.И. Несмелов:
"Культура дает человеку лишь то одно, чем он может пользоваться в жизни, а чем сам он может делаться и быть - это культурным развитием жизни нисколько не определяется".

Он же:
"Я не есть личность, а есть оно только личное местоимение, которым выражается одно лишь отношение личности к миру явлений".

четверг, 17 ноября 2011 г.

"В путешествии своем от Лейпцига до Веймара, - пишет Н.М. Карамзин в "Письмах русского путешественника", - не заметил я ничего, кроме прекрасной долины, на которой лежит город Наумбург, и маленькой деревеньки, где ребятишки набросали множество цветов к нам в коляску".
Ехал я как-то по железной дороге (то ли в конце 90-х прошлого века, то ли в начале этого уже столетия) из Уфы в Петербург, и в Самаре, с возвышающегося справа над путями откоса, наш поезд забросали камнями мальчишки. Много окон выбили в вагонах, ладно, лето было, не зима.
"Разумеется, - пишет дальше наш путешественник, - что ребятишки хотели денег; мы бросили несколько грошей, и они громко закричали нам: спасибо!"
Наши ребятишки делали это бескорыстно; ну, и мы, кто ехал в поезде, конечно, денег им не предложили.
Марк Подвижник:
"Незнающий судов Божиих идёт умом (внутренно) по пути, у которого с обоих сторон стремнины, и от всякого ветра удобно бывает низвергаем: когда хвалят его, он чванится; когда порицают, раздражается; когда пиршествует в довольстве, похотничает; когда испытывает скудость, плачет; когда знает что, показничает; когда не знает, держит вид знающего; когда богат - кичится; когда беден - лицемерствует; когда насыщается, бывает дерзок; когда постится, тщеславничает; с обличающими его вступает в прю, а на извиняющих - смотрит, как на неразумных".

У него же:
Пришла одному монаху весть о смерти отца его. Тому, кто извещал его об этом, монах ответил: "Перестань богохульствовать, ибо мой Отец бессмертен".
И.А. Ильин:
"...особенно ядовит тот тон разлитого сарказма, который введён в трактование русской истории Ключевским (любимцем либералов. - А.В.). Этот тон несомненно поколебал и разъел верное национальное самочувствие в нескольких поколениях русской предреволюционной интеллигенции".
И.А. Ильин:
"Есть закон человеческой природы и культуры, в силу которого всё великое может быть сказано только по-своему и всё гениальное (Гёте, Пушкин. - А.В.) родится именно в лоне национального опыта, духа и уклада. Денационализуясь, человек теряет доступ к глубочайшим колодцам духа и к священным огням жизни: ибо эти колодцы и эти огни всегда национальны - в них заложены, в них живут целые века всенародного труда, страдания, созерцания, молитвы и мысли. Изгнание обозначалось у римлян, как "воспрещение воды и огня". И действительно, человек, утративший доступ к духовной воде и к духовному огню своего народа, - становится безродным изгоем, беспочвенным и бесплодным скитальцем по чужим духовным дорогам, обезличенным интернационалистом. Горе ему и его детям: они становятся историческим песком и мусором".

Чтобы утратить "доступ к духовной воде и духовному огню своего народа", не обязательно покидать свою страну (вольно или невольно). С изгнанным большевиками из России Иваном Александровичем этого не произошло. А со многими оставшимися такое случилось. Здесь правит Дух, а не местоположение.
И.А. Ильин:
"Разум совсем не враждебен вере. Наука совсем не исключает и не "отвергает" религию. Философия есть источник не соблазна, а очевидности в вещах божественных".
Один из моих друзей детства и одноклассников, когда учились мы ещё в девятом классе, во время очередной безответной, "несчастной" любви, какие у него случались часто, в отчаянии заявил: "Чтобы женился я когда-нибудь - да никогда!". Женился. Сразу после срочной службы в армии. Четверо детей. Шестеро внуков.
На колокольный звон в храме, туда тянутся не только прихожане со всей округи, но и все окрестные бесы.

вторник, 15 ноября 2011 г.

Вход в Царствие Небесное стоит две лепты.
Иоанн Лествичник
Душа о плоти:
"Прежде, нежели успею связать её, она уже разрешается; прежде, нежели стану судить её, примиряюсь с нею; и прежде, нежели начну мучить, преклоняюсь к ней жалостию. Как мне возненавидеть ту, которую я по естеству привык любить? Как освобождусь от той, с которою я связан на веки? Как умертвить ту, которая должна воскреснуть со мною? Как сделать нетленною ту, которая получила тленное естество? Какие благословные доказательства представлю той, которая может противоположить мне столько естественных возражений? Если свяжу её постом, то, осудив ближнего, снова предаюсь ей; если, перестав осуждать других, побеждаю её, то, вознесшись сердцем, опять бываю ею низлагаем. Она и друг мой, она и враг мой, она помощница моя, она же и соперница моя: моя заступница и предательница. Когда я угождаю ей, она вооружается против меня. Изнуряю ли её, изнемогает. Упокаиваю ли её, бесчинствует. Обременяю ли, не терпит. Если я опечалю её, то сам крайне буду бедствовать. Если поражу её, то не с кем будет приобретать добродетели. И отвращаюсь от неё, и объемлю её. Какое это во мне таинство? Каким образом составилось во мне это соединение противоположностей? Как я сам себе и враг и друг? Скажи мне, супруга моя - естество мое; ибо я не хочу никого другого, кроме тебя, спрашивать о том, что тебя касается; скажи мне, как могу я пребывать неуязвляем тобою?"
Как к определению апостолом Павлом любви - добавить нечего.
Иной помысл, набег мысли, напоминает двадцать пятый кадр.

Костя, это - мы?

(из книги "Моление")

Первый сентябрьский закат был омрачён, для многих неожиданно, появлением на западе – сторона, которую яланцы именуют гнилым концом, – зловещих туч. Ночью плохо – к перемене погоды – спавшие яланцы ждали грозы. Грозы, однако, не случилось, но под утро закапал тихо дождик, мелкий и нудный, всем своим видом сразу и пообещавший, что скоро перестать он не собирается. Ну и действительно – почти на месяц зарядил.
Выпадали, правда, редкие дни, когда сплошная серая пелена разрывалась и обнажала клочьями синий небесный купол, заметив который, радостно думалось, что наконец-то, мол, и бабье лето с его известными всем предзимними прелестями. Не тут-то было. Пелена смыкалась, и ненастье продолжалось.
Бес - самый профессиональный сводник.

воскресенье, 13 ноября 2011 г.

Кому глаза ваши больше верят - Копернику или Браге Тихо? Мои - последнему. Смотрю на восход солнца, убеждаюсь: "Прав был, однако, Браге Тихо". Смотрю на закат, думаю: "Нет, Коперник, Вы погорячились".
Сластолюбивый никогда не ложится спать в одиночестве. Пусть даже мысленно, но не один.
Бес (который слева от меня обычно трётся) перед каждым моим падением на ухо шепчет мне:
- Бог, разлюбезный ты мой друг, мягкосерд, человеколюбив и на шалости твои взирает с материнской нежностью - ты же любимчик у Него.
После моего падения:
- Ты, парень, влип!.. Бог - не мамочка, Он - праведный и неумолимый Судья. Один тебе теперь выход - к нам, в преисподнюю, как-нибудь спрячем.
Знаю я одного националиста, сказавшего: "Мы русские, мы все одолеем"; и: "Мы русские - какой восторг!"; и: "Всё начинайте с благословения Божия и до издыхания будьте верны Государю и Отечеству!".
И.А. Ильин:
"Без веры в Бога - русский народ впадает в бесчестие; путь бесчестия же - суть путь распада, взаимного предательства, продажности, междоусобия и гибели. Этот закон написан кровавыми знаками через всю историю России; он вписан в неё ныне как ещё никогда".

Он же:
"Как же быть нам без Бога на земле, когда он есть солнечный источник всего духовного и всяческого блага?"

Он же:
"Все люди своеобразны, неповторяемы, самобытны и единственны в своем роде, это определяется уже просто координатами пространства и времени, а кроме того, ещё: органичностью жизни и коррелятивною связью души и тела".

Он же:
"Духовно-религиозным, православным преодолением зависти - и творческим несением неравенства создалась Россия исторически. И мы не можем сомневаться в том, что русский народ восстановит в себе эти способности".
(Для тех, кто размышляет над Русской идеей).
И.А. Ильин:
"Родина - есть духовное единство моего народа. Она остаётся - несмотря на гибель субъектов и поколений. Она - единое для многих: для каждого "моя" - для всех "наша", и все правы - общая для всех".
В аду не встречаются взоры. И страшен ад тем, что Господь готовил его для дьявола: "Я Царство готовил вам, - говорит Христос, - огонь же не вам, но дьяволу".
(По И. Златоусту)
А.П. Чехов:
"Когда в Сибири со временем народятся свои собственные романисты и поэты (народились - Распутин, Астафьев, Шукшин, и Евтушенко там родился, а так же многие другие. - А.В.), то в их романах и поэмах женщина не будет героинею..."
("Сибирь")
Есть чем нам возразить Антону Павловичу?
Поле боя выбирает дьявол; и он всегда начинает белыми.
И. Лествичник:
"Я наблюдал за искушаемыми, и видел падения одни других лютейшие: имеяй уши слышати, да слышит".
Твоё естество - пятая колонна, в войне с бесами на него не рассчитывай.

суббота, 12 ноября 2011 г.

Не помню, откуда:
Каждый в отдельности - дурак набитый, а все вместе - народ-мудрец.
"Не создан быть муж жены ради, но жена мужа ради" (1 кор. 11,9).
(феминисткам не читать)
Юпитер у Гомера (о необходимости):
"Я дам тебе охотно, но не хотя".
Иллиада, 4,43
Вопрос для ЕГЭ:
По Л.Н. Гумилёву:
а) фаза подъёма - "Будь тем, кем ты должен быть" (долг превыше всего);
б) акматическая фаза - "Я хочу быть самим собой!" (долг я выполняю, но у меня есть и свои дела);
в) фаза надлома - "Будь самим собой!" (долг тяготит, главенствует право силы);
г) фаза инерции - "Мы устали от великих!" (труд только на себя, обывательство, великих в тюрьму, от нас подальше);
д) фаза обскурации - "Будь таким, как мы!" (не стремись ни к чему такому, чего нельзя съесть и выпить; "зачем нам космос, нам надо зрелищ и чёрной икры!")
В какой сейчас находимся мы фазе?
Авва Дорофей:
"Ибо иное, как говорит св. Василий, мы сами, иное наше, и иное - что у нас. Мы - это ум и душа; наше - это тело; а у нас имущество и прочие вещи".
Не разделяем это часто, чем и усложняем тяжбу с самим собой (в самом себе ли).
Вот только что узнал, что лемаргия - это гортанобесие, страсть вкусно поесть, посмаковать, а гастримаргия - чревобесие, многоедение.
Феофан Затворник:
"Трудиться - трудись; а что будет из труда, то Господу предай определить и прими то, что подаст".


Мой сосед (или моё второе я):
"Никогда не жду так гостей, как тогда, когда хочу выпить".
(Точка зрения второго я может не совпадать с позицией первого.)
Желудок, страдалец и работяга, сидит в кромешной темноте и ничего не видит. А глаза, шаря по столу или заглядывая в холодильник, его злодейски травят. К ночи особенно звереют.

пятница, 11 ноября 2011 г.

Сосед твоего затянувшегося (в безделье) одиночества - уныние; с ним следует разъехаться.
Ложь - как ракета с разделяющейся боеголовкой - поражает множество целей; но когда-то поразит и её запустившего.
Иоанн Лествичник:
"Когда бесы увидят, что мы в самом начале стараемся отойти от слушания смехотворных речей вредного рассказчика, как от губительной заразы; тогда покушаются обольстить нас двоякими помыслами: "Не опечаливай, - внушают они нам, - повествователя (не затыкай ему рот; не мило, не слушай. - В.А.); или: "Не выставляй себя человеком, более боголюбивым (или нравственным. - А.В.), нежели прочие".
(О нас и нашем телевидении, перенасыщенном иронией, стёбом и хумором).
Иоанн Лествичник:
"Видал я, что ненависть расторгала долговременные узы блудной любви; а потом памятозлобие чудным образом не пускало им вновь соединиться. Дивное зрелище! Бес беса врачует; но может быть, это дело не бесов, но Провидения Божия".
Среди бесов людей нет, среди людей бывают бесы.
Непрерывный внутренний монолог (разговор):
у верующего - с Богом;
у влюблённого - с любимой;
у оскорблённого - с оскорбившим.
Можно продолжить.
Вот кто-то вспыльчивый. Но у него всегда на это оправдание готово: мол, у меня проходит это быстро. Пример лукавства.
Вспыльчивость скачет впереди меня, ум мой и рассудительность плетутся сзади.
Вода гасит огонь, горькие слёзы - гневливость и гордость.
Обама назвал выгоды США от вступления России в ВТО:

Присоединение России к ВТО даст возможность увеличить экспорт для американских производителей и фермеров, которые в свою очередь получат высокооплачиваемые рабочие места в США, отметил американский лидер. «Россия также открывает свой рынок услуг в секторах, приоритетных для американских компаний, включая аудиовизуальный, телекоммуникационный, финансовый, компьютерный и сектор розничной торговли», — указал президент США.

С первого дня присоединения к ВТО от России потребуется соответствовать правилам ВТО по защите и применению прав интеллектуальной собственности, включая уважение ключевых прав в инновационных и творческих секторах американской промышленности, подчеркнул Барак Обама.

Это принесет выгоду американским компаниям. После вступления России в эту организацию США смогут использовать механизмы ВТО, включая механизмы разрешения споров, чтобы противодействовать действиям России, которые не соответствуют правилам организации.

Подробнее: http://news.mail.ru/politics/7305790/

Кто теперь назовёт выгоды России от этого вступления?

четверг, 10 ноября 2011 г.

Кекавмен:
"Гоняющийся за богатством и алчущий его никогда им не насытится, хотя бы и все получил. Поэтому установи себе в нем предел, перестань мечтать о богатстве - и обретешь покой. Человек, лелеющий в душе идол богатства и похоти, никогда не совершит благородного и достойного похвал поступка, распалив, а вернее сказать - затемнив разум постыдными и тайными помыслами".
Кекавмен:
"Не покупай должность посредством даров, так как купивший её не в состоянии исполнять её праведно и по справедливости. Да и как он будет поступать справедливо? Ведь, если он купит должность, он будет стараться всячески возместить те затраты, которые он сделал, а затем устремится и к прибыли".
(Византия, 11 век).
Без комментариев.
Кекавмен:
"Берегись, когда беседуешь с женщиной, хотя она и кажется скромницей. Не будь с нею на короткой ноге, так как не избегнешь её сетей: глаза твои затмятся, сердце твоё взволнуется, и будешь ты сам не свой. Ведь тремя средствами одолевает тебя дьявол: её взорами, её речами и её прелестями".

Он же:
"Опасно ссориться с бабами, но ещё опаснее с ними миловаться - потерпишь вред и от того и от другого".
Без комментариев.
 
Кекавмен:
"Моли Господа, чтобы не попасть в руки лекаря, даже если он очень искусный, так как он наговорит тебе, чего не надо. Если твоя болезнь незначительна, он её как только может усилит и заявит: "Дорого стоят нужные тебе травы, но я тебя вылечу". Получив же от тебя номисмы (золотые монеты. - А.В.), скажет: "Не хватит этого для покупки". Поэтому получит ещё. Желая же обобрать тебя, он посоветует тебе есть то, что противно твоей болезни, и разожжет её ещё больше. Снова подлечит и опять усилит боль, и, сделав так много раз, повытянет из тебя всё, что ему нужно, и едва наконец вылечит. Итак, если ты не хочешь попасть в руки врача, ешь за обедом досыта и воздерживайся за ужином".

Окрест Ялани

Было:
Стало после вырубок:

среда, 9 ноября 2011 г.

Н.М. Карамзин:
"Кто из нас не любит тех времён, когда русские были русскими; когда они в собственное платье наряжались... жили по своему обычаю, говорили своим языком по своему сердцу, то есть говорили, как думали?"
Ну, ладно, в кожух и охабень вряд ли мы уже оденемся. Хотя кто знает. Но жить "по своему обычаю" и говорить "своим языком по своему сердцу" очень уж хочется.
Был в жизни нашей страны и ещё более вопиющий отрыв "элиты" от народа - Двор и дворяне в 18 веке, которых народ стал называть "немцами", уж и по-русски не умели говорить. Пережили мы и это.
Кекавмен:
"Многоприбыльным ремеслом, угрожающим тебе позором или опасностью, не занимайся, хотя бы ты и был в нём весьма искусен. Это, например, подделка и обрезание номисм (уменьшение веса золотой монеты путём снятия с неё тонкой стружки по периметру.  - А.В.), изготовление фальшивых документов, подделка печатей и тому подобное". 
(Византия, 11 век)

Он же:
"...не позволяй моряку ездить на коне, так как он не будет заботиться о нем. Ведь судно не ест и не пьет, а он думает, что и конь будет служить подобно судну".
Марк Подвижник:
"Исполнивший заповедь должен ожидать за неё искушения. Ибо любовь ко Христу искушается противным".
Ф. Затворник:
"Благоволение любви любимого Господа и любовь, дышащая любимым Господом, - это и есть рай. Любящий Господа и любимый Им везде будет в раю, хоть помести его в ад, как, наоборот, не любимый Господом и не любящий Его везде будет в аду, хоть помести его в рай".
Ф. Затворник:
"Человек: дух - душа - тело. Дух жить в Боге предназначен, душа - устроять земной быт под руководством духа, тело - производить и блюсти видимую стихийную жизнь на земле под ведением обоих".
Ф. Затворник:
"Грех олицетворяется по силе влечения его, а человек обезличивается по причине слабости его ко греху и падкости на него".
По Льюису:
Разум - место встречи Бога и природы.

К.С.Льюис:
"Люди тонкие глядят в ночное небо с благоговением или ужасом, люди грубые его и не заметят. Молчание великих пространств пугало Паскаля, потому что сам Паскаль был велик. Пугаясь Вселенной, мы в полном смысле слова пугаемся собственной тени; ведь световые годы и геологические эры останутся пустыми цифрами, пока на них не упадет тень мифотворца - человека. Как христианин я сам боюсь этой тени, ибо это - тень образа Божия".
Некогда святые отцы пророчески говорили о последнем роде (не о нас ли? - В.А.). "Что мы сделали?" - спрашивали они. Великий авва Исхирион отвечал: "Мы исполнили заповеди Божии". Тогда спросили его: "А что сделают те, которые будут после нас?" - "Они,- скзал авва Исхирион, - сделают в половину против нас". - "А что, - спросили у него, - сделают те, которые после них будут?" - "Люди века того, - сказал авва Исхирион, - ничего не сделают. Но к ним придет искушение. И те, кои в то время окажутся добрыми, будут выше нас и отцов наших".
Враги старались привести авву Исидора в малодушие тем, что внушали ему, будто после всех своих подвигов он будет ввержен в муку. Авва Исидор отвечал им: "Если я и ввержен буду в муку, то и там найду вас под ногами моими".
Авва Илия, из дьяконов:
"Что пользы от любви там, где есть надмение?"
Где есть надмение, там нет любви. А вот любовь, та терпит и надмение.

вторник, 8 ноября 2011 г.

День, когда тебя никто не поругал, не оскорбил, не обманул, - потерянный день.
И. Лествичник:
"Раскрой ум неискусных послушников, и найдешь там погрешительную мысль: желание безмолвия крайнейшего поста, неразвлекаемой молитвы, совершенного нетщеславия, незабвенного памятования смерти, всегдашнего умиления, всесовершенного безгневия, глубокого молчания, чистоты превосходной".
Тут и помощник сразу - дьявол.
Ф. Затворник:
"Но как ни густ мрак ослепления, тут ничего нет приневоливающего. Сами хотят - и слепотствуют; захотят - и откроют глаза, ибо свет Божий вокруг. Бог века (сатана) всячески хлопочет держать их в ослеплении, но это делает он, поднося им ослепляющие элементы, которые они сами охотно принимают и ослепляются. Непосредственной же власти бог века ни над кем и ни над чем не имеет и насиловать никого не смеет. Сами мы во всем виноваты".
Ф. Затворник:
"Греха не будет, если из опасения не поверим истинному явлению; но беды много, если поверим ложному".
Иоанн Златоуст:
"Слава Богу за всё!"
"Я уподобился пеликану в пустыне; я стал как филин на развалинах.
Не сплю и сижу, как одинокая птица на кровле" (Пс.101, 7-8).
Счастье и несчастье - всего лишь оружие; и тем и другим надо уметь пользоваться.
Нил Синайский:
"Не желай разбогатеть ради нищелюбия; ибо Бог законоположил праведнику подавать милостыню от сущих (из того, что есть у него)".
Честертон:
"...нельзя убедить противника, не исходя из его предпосылок. Или не спорь совсем, или спорь на языке оппонента".
О. Шпенглер:
"Свидетельством подлинной буржуазной спеси является употребление образованными литературного языка и презрение к диалекту".

суббота, 5 ноября 2011 г.

Кекавмен:
"Не шути с неразумным, так как он разозлится на тебя и, может быть, даже схватит за бороду".

От рассвета до заката II (ч. 2)

От рассвета до заката II (ч. 1)

 
"Ум наш (мой), сей яростный и сластолюбивый пёс", сорвавшись с цепи и убежав от хозяина, носится по Интернету.
Духовник - ваш Моисей, который помогает вам убежать от фараона и победить Амалика.

пятница, 4 ноября 2011 г.

Окрест Ялани


(с) Фото П.М. Серебрякова
Смотреть нам на Запад и учиться у него - это как бобру учиться, например, у белки. Смотреть, конечно, можно (или нужно), мало ли... Но бобру, как бы он ни наблюдал за белкой и ни учился у неё, всё равно, как белке, не удастся прыгать по деревьям.
Оглядываться нам больше следует на Византию. Там полно для нас предостерегающих и поучительных примеров.
Проехав дальний, утомительный путь, нравится сидеть на железнодорожном вокзале в Ачинске, в ожидании поезда на север. Всегда полупусто, свежо, и люди (уезжающие, встречающие и провожающие) по-сибирски миролюбивые и добродушные.
Вижу, входят в зал с улицы двое - мужчины, неопределённого возраста, лица их в недельной щетине, одеты оба в засаленные спортивные костюмы с зелёными лампасами, обуты в драные кроссовки, на головах разношенные вязаные шапочки.
В руках у одного пластиковая 1,5-литровая бутылка из-под минеральной воды. Проходят через весь зал, садятся за моей спиной.
Слышу:
- Виктор Иванович, ну умоляю... Перестали бы уж, что ли... Ваш несравненный Владимир Владимирович напоминает мне вечного мальчика в шортиках и с сачком, подглядывающего в замочную скважину за теми, кто приходит в гости к его замечательным мамочке и папочке, - "толстые дуры" и "глупые мужчины".
Чувствую: запахло остро алкоголем (явно, в их пластиковой бутылке была не минеральная вода).
- Сергей Сергеич, вы не правы, отрезвитесь... За одно только Владимиру Владимировичу я всё могу простить. Помните в "Даре": "На другой день он умер, но перед тем пришел в себя, жаловался на мучения и потом сказал, а в комнате было полутемно из-за спущенных штор: "Какие глупости. Конечно, ничего потом нет". Он вздохнул, прислушался к плеску и журчанию за окном и повторил необыкновенно отчетливо: "Ничего нет. Это так же ясно, как то, что идет дождь". А между тем за окном играло на черепицах крыш весеннее солнце, небо было задумчиво и безоблачно, и верхняя квартирантка поливала цветы по краю своего балкона, и вода с журчанием стекала вниз".
- Виктор Иванович, да прекратите... Всё это он, ваш Владимир Владимирович, подслушал в замочную скважину от одного из "глупых дядек"... А вы всем этим память забиваете.
- Сергей Сергеич, разве важно... где он и как это подслушал?
- Для вас - нет, а для меня - да... Вот, электричку нашу объявили.
Мужчины, слышу, поднялись, прошли неспешно через зал, спустились вниз - к перрону.
Мне оставалось ждать недолго.
Свящ. Ельчанинов:
"Неврастения", "нервность" и т. п., мне кажется, просто виды греха и именно греха гордости. Самый главный неврастеник - дьявол. Можно ли представить себе неврастеником человека смиренного, доброго, терпеливого. И обратно - почему неврастения выражается непременно в злобе, раздражительности, осуждении всех, кроме себя, нетерпимости, ненависти к людям, крайней чувствительности ко всему личному?
В один из дней авва Мартирий пришёл с аввой Иоанном к Анастасию Великому. Взглянув на них, авва Анастасий и говорит: "Скажи, авва Мартирий, откуда этот отрок, и кто его постриг?" Авва Мартирий ответил: "Он раб твой, отче, и я постриг его". Тогда говорит авва Анастасий: "О, авва Мартирий, кто бы подумал, что ты постриг игумена Синайского?"
Отроку этому, Иоанну, которого впоследствии станут называть Лествичником, шёл тогда двадцатый год.