вторник, 31 октября 2017 г.

МИХАИЛ ТАРКОВСКИЙ. АТАКА НА РОССИЮ

Из беседы:

  Да, мне неохота пересказывать содержание книги («Полет совы» — прим. Тайги.инфо), там все сказано. Мне всегда казалось, что чем сильнее тебя жмут, тем ты крепчаешь, есть такая закономерность. Другое дело, пока ты крепчаешь, не успеют ли за это время вообще все порушить? Тут вопрос времени, понимаете как. Я считаю, что здесь не надо ни прогнозами заниматься, ничем. Просто делай свое дело, и всё.
Он же (яланский собеседник, не Тарковский, Михаил Александрович пребывает севернее Ялани). Часом позже.
- Чё, - говорит, - нельзя получить бесплатно и самостоятельно?
- Чё? - спрашиваю.
- Царствие Божие.
Я отмолчался.
Он же. Уже за столом, чокнувшись и держа на весу стакан, с задумавшимся видом.
- Молодёжь уходит в виртуальность. Скоро уйдёт совсем и не вернётся. Они и мы, оставшиеся здесь, и знать не будем друг о друге. Мы тут, они там. Что они там, мы и догадываться, может, перестанем. Что мы тут, им и дела никакого не будет.
- За это, что ли?
- Нет, зачем за это. За рыбалку!
Мой яланский собеседник.
Ходит по кухне, полотенцем протирает стакан. Бормочет (мне, сижу в прихожей, за столом, слышно):
- Ну вот, изменят учёные ген старости, станем жить по 150 лет. Или по 200. И чё? "Проклятые вопросы" один хрен не решишь. Только помучаешься ими дольше. Нам это надо?
- Ну я не знаю, - говорю. - Так ведь, с другой стороны, и порыбачишь подольше?
- Но ведь не вечно.
- Это так.
Мой яланский собеседник:
- Выбрался из Пространства, прилёг на него. Положил, вместо подушки, под голову Время. Хорошо. Весьма хорошо.
Ну, думаю. Кем это он себя вообразил? С утра не пьёт вроде.
Смотрит на меня, не улыбается и говорит:
- Да не-ет. Я это...
Это, думаю, так это.

воскресенье, 29 октября 2017 г.

Сибирь.
Зашёл навестить друга.
За столом сидит пятилетний внук друга, рисует. На готовых "работах" солнце, речка, деревья, трава. В разных вариациях. Где-то добавлена корова, где-то собака, где-то самолёт, а где-то и человек - "точка, точка, огуречик, вот и вышел человечик".
Закусив язык, склонился над очередным листом. Исчертил его весь чёрным карандашом, белого почти не осталось. Что-то вроде "Чёрного квадрата" Малевича.
Спрашиваю: "Что изображаешь?"
Долго молчит, трудится. Не отрываясь взглядом от листа, говорит:
"Это когда Богу всё надоело".
Ну, думаю. И говорю:
"Похоже. Очень".
Отложил карандаш, поднялся из-за стола.
"Пойду, - говорит. - Бабушка грядку пропалывает, скажу ей чё-нибудь".
"Ступай", - говорю.
Друг вошёл с улицы. Чай с ним пить стали.
"На обоях взялся рисовать, - говорит про внука. - Пришлось бумагу купить".
"Ну, правильно".
   У Гоббса. О свободе. По сути, не буквально: вода, вытекая из разбитого сосуда, становится свободной.
   Материалист, чего от него ждать.
   Бог (Дух) абсолютно свободен, но Он нигде не находился и ниоткуда не вытекал.
   И мы свободны не по месту нахождения и вытеканию, а по степени зависимости от страстей (от греха). Можем чувствовать себя свободными и в бутылке (в заключении).   
   Примеров много. Подберите сами.
   Как можно свободного лишить свободы? Дар этот неотъемлем. Сами лишь можем отказаться от него. 
   Ну это так я.

пятница, 27 октября 2017 г.

Собака тоскует по хозяину.
Душа порой похожа на собаку.
Христос принял мир, не принимая в нём зла, восприяв и испытав его. 
Мы менее разборчивы.
     Уезжал из Ялани, небо было в облаках. Одно на другое, как сдобные булочки, похожих. На одной от Ялани высоте. И снизу плоских. Будто все они лежали на прозрачном, не видимом мною подносе. Куда-то плыли. Мне не по пути.
    Есть у меня знакомый. Давнишний. Когда он засмеётся, все, кто его не знает или знает мало, думают, что он, трясясь всем телом, зарыдал вдруг. Знаю его давно, но и я порой ловлюсь на это. Чуть ли не бросаюсь утешить. Просмеётся, видишь, и опять спокойный - не рыдает.

воскресенье, 22 октября 2017 г.

     Всматриваюсь в кошек, что скребутся на моей душе, - все породы встречаются, кроме одной - сибирской. Ну, понятно.

суббота, 21 октября 2017 г.

Муамар Каддафи:
«Есть ли в мире закон, позволяющий эти убийства? Я скажу вам: да, есть. Это Закон Джунглей. Это ваш закон и ваш порядок. Четыре месяца, — четыре месяца! — вы бомбите нашу страну, и все боятся даже сказать слова осуждения. Будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет, её нет, и вы торжествуете».
2011 год.
2017. Россия есть. Русские вернулись.
Ялань.
Огород.
Копаю картошку. Нахожу запечатанный флакончик. В нём желтоватая жидкость. Пробка. Сургуч. На флакончике этикетка.
"Глiцерин. Львовске обласне Аптекоуправлiння. Серия №... (неразборчиво). Вага... 50 гр. Формацевтична фабрика м. Львiв Iнститутьска 5. Печать слева (разобрать можно только слово "министерство". Слова большими буквами: ...МО... - ГАПУ УР...
Ну интересно. Где этот Львiв, и где мой огород в центре Сибири!
    При каждом (возможно, и ежедневном, ежечасном, ежеминутном) нравственном выборе, должно перед собственной совестью ставить вопрос: "Что бы на моём месте сделал Христос, как бы Он поступил?"
    Слушай внимательно - ответ прозвучит.

пятница, 20 октября 2017 г.

Начало реставрации





Ялань с высоты птичьего полёта
(Когда-то вся эта поляна (ялань) была заставлена домами)








© Фото Андрея Гришакова

вторник, 17 октября 2017 г.

Ялань. Конец июня.
Мы - я и мой яланский - собеседник сидим на веранде. Пьём медовуху. Подорожала. В прошлом году за литр просили 300 рублей, нынче - 400. Раньше ею пчеловоды угощали бесплатно. Знакомых пчеловодов у меня было достаточно. Натешился.
Окно на веранде широкое - обзор великолепен. Ясный вечер. Ярко-зелёный склон горы (по-нашему - угор), на горе ельник. На середине склона стоит чёрно-пёстрая корова, глядит вдаль, не шевелится.
Мой яланский собеседник:
- Чем отличаемся мы от коровы?.. Мы думаем и думаем, что мы думаем, осознаём, а корова думает, но не думает, что думает.
Я:
- Глубоко.
- И мы думаем, что корова думает. А корова не думает, что мы думаем.
- Ещё глубже, - говорю, думая, что в этот момент я мало чем отличаюсь от коровы, совсем ли не отличаюсь.
Мой яланский собеседник:
- Апперцепция. Перцепция.
Ту уж и вовсе впал я в ступор, перестал следить за смыслом, то есть думать.
А через какое-то время мне стало казаться, будто я смотрю на нас - на себя и моего яланского собеседника - глазами этой коровы и думать, будто мы это не мы, а какие-то бесконечно смеющиеся растения, утратившие способность передвигаться.
Ясный вечер незаметно для нас и независимо от нас перетёк в белую ночь. Ночь - в утро...

воскресенье, 15 октября 2017 г.

    Уверен, и готов поставить на спор самую дорогую для меня рыболовную снасть, что скоро все наши майданолюбцы, у которых свет оттуда изливался лучезарный, - Гозманы, Быковы и другие Шендеровичи - станут, кто вяло, кто яро, утверждать, что они давно всех оповещали о зарождающемся на Украине нацизме (в бандеровском варианте), и обвинять тех, кто об этом на самом деле предупреждал, в слепоте и прочих политических (вато-русопятских) недостатках. 
   Ну как обычно для меднолобых.
    Уезжаю на лето из Петербурга, в него тут же возвращаются все мои знакомые "бес-покойники". Издалека без низ город не представляется. И Толя Сивков как будто там. И Серёжа Курёхин. И Аркадий Драгомощенко. И Серёжа Хренов. И... все. Настолько предметно, что иной раз думаешь, не позвонить ли кому из них.      
    Возвращаюсь - никого.
    И что за фокус?

суббота, 14 октября 2017 г.

НИКОЛАЙ ВЫХИН. ВОСПИТАНИЕ МЕРТВЕЦОВ

Из заметки:



Вы поймите, что люди тысячелетиями воевали за территории – не потому, что им нечем было заняться. Они оспаривали друг у друга средства к существованию. Те средства жить, которые растут на земле, лежат в земле, высятся над землёй! И которым – как предметам неодушевленным – безразлично, Ивану они принадлежат, или Петру, или вообще Сидору…
   Старшая моя тётя по маме, Русакова Матрёна Макеевна:
   - Смотрите и сравнивайтесь не с теми, кто в большем достатке живёт, а с теми, кто в меньшем, с теми ли, кто совсем в худом положении. Будете приближаться к смерти, думайте чаще о тех, кто уже ушёл из жизни - с ними вам встречаться, что-то надо будет им сказать, а не о тех, кто остаётся. Эти скоро вас догонят, и вы с ними опять будете вместе.
   Мы - я и Сергей, её младший сын и мой двоюродный брат - снисходительно, сидя за столом,  улыбаемся. Какая смерть?! Впереди светлое будущее. Нам по 16.
   Два раза раскулаченная, две высылки, одна - за Полярный Круг. Старших детей оставила в вечной мерзлоте - и по сей день там, наверное, сохранны.
   Она же:
   - Смеётесь вот. Едите белый хлеб с маслом, запиваете сладким чаем, ещё вам мало.
    Нам всё чего-то не хватало. Ну а чего, уж и не помним.

пятница, 13 октября 2017 г.

Мой яланский собеседник:
- У души мозгов нет. Слава Богу.
Хожу вот, думаю:
"Так у неё нет и желудка. Нет много чего и другого. Она проста, как вдох и выдох. Когда здорова".
И всё равно хожу ещё и думаю.
Влюблённость дышет часто, задыхаясь, словно загнанная.
У любви дыхание глубокое и ровное.
- У каждого своя совесть.
- Тогда это уже не со-весть, а подельник.

четверг, 12 октября 2017 г.

Ялань. Август. Смотрю в окно. Молодой бык носится по зарослям конопли - слепней с себя сбивает. Из зарослей на поляну выбежал, стал лягать воздух - будто врага незримого, противника. Наверное, торкнуло.
   Ходит мама по избе, ходит, то в одно окно глянет, то в другое, сядет после на диван или табуретку, посмотрит долго на меня и скажет: "Да-а. Что-то душа болит, не на месте, Васюха. Не знаю". И у меня теперь часто душа болит, не на месте. И я не знаю.
     Приезжал раньше к отцу и матери в Ялань. Так до сих пор как будто к ним и приезжаю. И не как будто.
В Петербурге у меня не выходит из головы Ялань. Как образ любимого человека. Будто висит и висит перед глазами рамка, в которой картины лишь меняются - вид оттуда, вид оттуда, дом какой-то или улица, дорога; небо, пасмурное, ясное ли, в облаках ли отстранённых. Когда я нахожусь в Ялани, Петербург вижу лишь тогда, когда его показывают по телевизору. Это не значит, что я не вспоминаю этот город. Чаще вечерний, мокрый от дождя; солнцем прошитый на закате, словно золотыми нитями. Рамка перед глазами не висит постоянно. Но люблю, люблю, конечно. Как можно любить город. Мне в нём уютно, хорошо. Он и к Ялани меня не ревнует. У нас всё ладно.

вторник, 10 октября 2017 г.

Дорога на Песчанку



Странный зверь по дороге к моему дому


Кемь. Возле устья речки Тихоновка



Вид на Енисейск от устья Кеми


Енисей. Устье Кеми


Такая вот трава заселилась в огороде. Воюю



Ночь. Снег и иней


Вечер



Кемь. Полдень




Кемь. Утро


Избушка





понедельник, 9 октября 2017 г.

Бабочки, Кемь


Енисей


Луна над Камнем



Огород, поляна, ельник и небо


Крыши, скворечник и небо


Крыши, антенна и небо


Церковь Сретения Господня

Этой осенью началась реставрация.

Медуницы



Жарки


Тот же плёс в сентябре


Плёс на Песчанке - в июле


Пасхальный стол


Солнечные знаки на брандмайере против окна моей кухни

(Санкт-Петербург)