пятница, 31 августа 2012 г.

Среднее течение Кеми


Ну, вот, допустим, решил ты твёрдо идти к Северному Полюсу (к Истине). Взял компас. Глядишь на стрелку. Она указывает тебе направление. Идёшь. И прямо по ходу, сразу же, видишь, к примеру, стоит Бентли (или Мерседес-Бенц). Один решит: вот он, Северный Полюс (Истина), к которому и привела стрелка компаса. Другой засомневается, обойдёт дорогой автомобиль, глянет, свериваясь, на стрелку, а она показывает назад. И как не заблудиться?!
Так было раньше. Теперь почти у каждого, отправляющегося на дальние расстояния, имеется навигатор, который куском металла не обманешь.
Максим Исповедник:
«Мир имеет много нищих духом, но не так, как должно; много плачущих – но об утрате имущества или о потере детей; много алчущих и жаждущих, – но алчущих похитить чуждое; много милостивых, но к телу; много чистых сердцем, но из-за тщеславия; много миротворцев, подчиняющих душу плоти; много изгнанных, но за свое беспутство; много поносимых, но за бесстыдные грехи».
Чувствуешь огорчение, близкое к отчаянию, – когда на твоих глазах умирает твоя малая родина и в безобразное состояние приводятся её окрестности – памяти не за что и зацепиться будет.
Чувствуешь себя обманутым, по большому счёту, – когда видишь дряхлеющих родителей, и не видишь за этим света.
Но это уже из другой, как говорится, оперы.
А вот автор у этих опер один – маловерие. И что с ним делать?
Ветхозаветный Иов задавал вопрос, не ожидая на него ответа:
«Когда умрёт человек, будет ли он опять жить?» (Иов, 14, 14)
Две тысячи лет после Нового Завета – а мы всё спрашиваем, спрашиваем…
Есть у меня в Ялани собеседник. «В возрасте», серьёзный. Он мне на днях тут и сказал:
– Нынешняя власть, Вася, как бы хорошо ты о ней ни отзывался, а я спокойно к ней ни относился, несмотря на всё доброе, что она смогла и успела сделать, войдёт в историю как власть, при которой извели в России лес (пока ещё только начало), выкачали из земли всю нефть и газ и, может, самое-то прискорбное, на вырученные деньги, произвели на свет поразительно безнравственного чиновника.
Ну, я не знаю.
Хотя с лесом-то беда, и в самом деле. Бог даст, когда-нибудь нарастёт. Для кого только?
Да и чиновники. Имел тут возможность с двумя пообщаться, впечатление от них осталось тяжкое. Бог с ними.


Ему же, этому собеседнику, пожаловался я как-то на измучившее меня уныние, он мне и говорит:

Ты только не лечись от него водкой или блудом. Заест после вовсе. От последнего-то и пуще.
Не новость.
Борис Пастернак:
Ты значил всё в судьбе моей,

Потом пришла война, разруха,
И долго-долго о Тебе
Ни слуху не было, ни духу.
Но через много-много лет
Твой голос вновь меня встревожил.
Всю ночь читал я Твой Завет
И как от обморока ожил…
Макарий Египетский:
«…так и ныне и Иов тот же, и Бог тот же, и дьявол тот же».
А тут вот… Эра Водолея.
Господи, помилуй.
Ефрем Сирин:
«Тёмным оком омрачен был целый мир, ощупью ходили люди. Что ни останавливало их на пути – почитали они Богом».
Что нынче ощупываем мы, новые язычники, принимая за бога? Восточные мудрости. «Свободу». «Права человека». «Рыночную экономику». «Либеральные ценности». Сами себя. Материальное благополучие.
На что только, с закрытыми-то глазами, не наткнёшься.
Николай Гумилёв:
Прежний ад нам показался раем,
Дьяволу мы в слуги нанялись
Оттого, что мы не различаем,
Зла от блага и от бездны высь.