понедельник, 26 марта 2018 г.

     Близкий мне человек ослеп за два года до смерти. Мечтал об одном: увидеть небо.
     Увидел, наверное?
     Нет, увидел, надеюсь.
     Нет, уверен, что увидел.
     Жену свою за несколько часов до кончины он увидел.
     Она бесшумно вошла к нему в комнату, остановилась в дверях, он повернулся в её сторону и сказал:
     - Васса.

воскресенье, 25 марта 2018 г.

     Ну, вот крещение.
     Оно меняет в твоём сердце постояльца.
     До крещения в твоём сердце хозяйничал грех, после крещения в нём поселилась благодать, грех стал вредничать снаружи.
     А дальше уж от тебя, квартиродателя, зависит, поменяются они, грех и благодать, опять в твоём сердце местами или нет.
Р. ДЕРВИШ. СКРИПКУ МОЖНО ВОЗВРАЩАТЬ

Из заметки:

 Уникальность Зиновьева, на мой взгляд, была не в его энциклопедичности, системности, масштабности, но прежде всего в неистовой жажде ума. То есть органичной способности познавать глубинную суть вещей, видеть подлинные причинно-следственные связи, проникать в саму истину. Наверное, не было в мире человека, который так бескомпромиссно и самоотверженно сражался за право и счастье быть умным.

суббота, 24 марта 2018 г.

     Сочувствие, симпатия, альтруизм - душевное, всё в человеческом, и животным присуще, возможно и без Бога;
     Христианская любовь - духовное, вся в Боге.
     Первое второму не мешает, но одно к другому сводить не следует.
     Для проявления альтруизма необходимо общество, коллектив.
     Для проявления христианской любви достаточно одной души.
     Христианин любит самого человека (ближнего).
     Альтруист ценит в человеке "положительную" роль человека, которую тот играет в социальном процессе    
     У христианина цель - спасение.
     У альтруиста - прогресс человечества, ради которого он может уничтожить каждого, кто помешает этому прогрессу. Поэтому их, альтруистов, много в революциях и на майданах.
     Иоанн Лествичник:
     "Любовь по качеству своему есть уподобление Богу" (Лествица, слово 30, 57).

пятница, 23 марта 2018 г.

     Он же:
     "В час смерти в сознании чередой проходят деяния жизни, отражая в очах и лице умирающего или утешение, или сокрушение соответственно представляющимся делам".

    Приходишь в жизнь с тем лицом, которое тебе даровали, уходишь - с тем, которое заработал.
     Святитель Феофан (Затворник):
     "Житейская жизнь есть жизнь душевная, следовательно, не такая, которой жить должен человек, ибо он должен жить жизнью духовной, чтобы быть таким, каким предназначила ему быть творческая десница Божия. Житейская жизнь при всем своем совершенстве цены не имеет. Цену она может получить лишь тогда, когда одухотворится влиянием на нее духа, или когда она примет в руководствующие и направляющие начала для себя - начала духа, т. е. страх Божий, совесть и жажду Бога (с недовольством благами земными) или покой в Боге".

    Наш брат-интеллигент убеждён, что он ведёт сверх духовную жизнь, забегая в церковь, чтобы поставить по какому-либо поводу свечку, посещая раз-два в месяц филармонию и театр, чтобы посмотреть модный спектакль, а потом его с кем-нибудь (в одноклассниках или в контакте) обсудить, и читая Дерриду или Пелевина.
     Ну вот, читаю я серьёзную книгу, внимательно, о чём речь ведётся в книге, вроде понимаю, соглашаюсь с автором, полемизирую ли с ним. В этом задействован мой мозг (разум). А в это же время перед глазами возникают (вспыхивают) то живописные картинки Ялани, закат или восход, то прекрасные виды Кеми, вечерней или утренней, разглядываю их с любовью. Картинки и виды представляет мне не занятый же анализом текста мозг, понятно, а ничем другим не занятая в это время душа, кого ж, как не её, всё это будет волновать ещё и трогать? Моя коробка черепная для неё - как диаскоп. И что интересно, одно другому не мешает, одно на другое не накладывается. Мозг занимается своим делом, душа - своим. Но кто при этом слушает ещё и музыку? Ну, неужели моя плоть?

среда, 21 марта 2018 г.

     Мой яланский собеседник:
     - Вот разберут на Высшем Суде все мои дурные дела и прегрешения и, прежде чем назначить мне самую страшную меру наказания, протокола ради полюбопытствуют:
     - Ну, дорогой ты наш, любезный, что можешь сказать в своё оправдание?
     Так я отвечу:
     - Да ничего. Никто меня не спрашивал, сам я в свою земную жизнь не стремился, билет в неё не покупал. Все вопросы к моему батюшке. С него, мол, и спрашивайте. Там я его, на скамейке свидетелей, впервые и увижу, в жизни не пришлось. Пусть отдувается.
      - Так, - говорю и он билет в земную жизнь не покупал. - И с него, получается, никакого спросу.
      - А это, - говорит мой яланский собеседник, - уже его проблема и Суда.
      - Замкнутый круг какой-то, - говорю.
      - Когда-то должен разомкнуться.
      - Ну я не знаю.

вторник, 20 марта 2018 г.

     Мой яланский собеседник:
     - Вася, - говорит.
     - Чё? - говорю.
     - Прислушайся-ка к таким вот словам: смирение, сокрушение, кротость, правдолюбие, милостивость, чистота сердца, миролюбие, терпение, упование - от меня, и от Павла: любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера,  воздержание.
     Хожу вот, прислушиваюсь.


     Апостол Павел:
     "На сердце человеку не приходило и ухо человеческое не слышало, что уготовал Бог любящим Его".
      Сижу вот на высоком берегу Кеми - напротив сопки, поросшие реликтовыми соснами и лиственницами, птицы поют на все голоса, славя мир, солнце слепит с водной глади утешительно - и думаю: "Да что же большее-то можно уготовить любящему?"
       Ох, заземлённый, тут же думаю я, заземлённый.
       "Тундра ты, тундра, Вася", - говорит мне мой яланский собеседник.
       Соглашаюсь.
     Мой яланский собеседник:
     - Вот, Вася, ты мне тут "Рамо", "Пёрселл", "Музыка на воде"... всю ночь думал...
     - И что? - спрашиваю.
     - А для меня нет роднее музыки, решил, чем та, которую сочинял Андрюха Сотников (наш общий одноклассник, Царство ему Небесное. - А.В.), когда привязывал цепью к своему мотоциклу "Восход" старый цинковый таз и проносился, поднимая тазом с гравийной дороги летнюю пыль,  по вечерней Ялани. Вот это была мелодия! До сих пор мурашки, лишь вспомню, по телу. Или когда ранним туманным утром, рассевшись на суку моей берёзы в моём палисаднике и глядя в моё окно, начинает на всю вселенную каркать местная ворона, укравшая у меня с рукомойника в моей ограде не один кусок мыла, - сердце разрывается от восторга. А ты мне тут "Рамо" да "Пёрселл"...
     Я:
     - Ну не знаю.

вторник, 6 марта 2018 г.

     Мой яланский собеседник:
     - Один из героев Курта Воннегута любил повторять: "Жизнь - это форменное дерьмо". Сколько раз в году готов ты, Вася, с этим согласиться?
     Я:
     - Не подсчитывал.
     - А подсчитай. 
     - Зачем?
     - Для ясности. Не занимайся всякой ерундой, напиши два коротких романа, с тебя и хватит. Один с названием "От ненависти до любви", другой - "От любви до ненависти". Героев оставь тех же.
     - Зачем? - спрашиваю.
     - Для ясности, - говорит. - Увидишь, что получится один роман среднего размера - "От ненависти до ненависти". И в конце этого романа главный герой обязательно произнесёт фразу, которую любил повторять один из героев Курта Воннегута: "Жизнь - это форменное дерьмо".
     Зачем, думаю, мне или герою моей книги повторять чьё-то, не своё?.. Что-то сегодня я совсем его не понимаю, моего яланского собеседника...

     В ответ ему как будто вспомнилось:
     Сидишь на берегу Кеми, глядишь, прищурившись на сверкающую водную гладь, высокий противоположный берег, поросший лиственницами и соснами, на парящего в синем небе коршуна, при этом всё равно тебе, клюнет или не клюнет за весь день какая-нибудь рыбка, ты лишь вздыхаешь глубоко и шепчешь: "Как хорошо-то, Господи, как хорошо!" И где же тут "дерьмо-то форменное"?.. Где-то.
     Мой сосед по лестничной площадке (за рюмкой пива):
     - На ноге большой палец есть?
     - Есть, - говорю.
     - Мизинец есть?
     - Есть.
     - А указательный?
     Я озадачился.
     - Ну, то-то.