четверг, 31 мая 2012 г.

Одна из биографий одного из множества (тысяч и тысяч) русских православных священников в 20-м веке, взятая без выбора (где книга наугад открылась).

Онуфрий Курский (Гагалюк; 1889–1938), священномученик. Окончил Холмскую ДС и СПбДА (1915), иеромонах (1913), рукоположен во епископа Елисаветградского (1923). Арестовывался (1923 – дважды; 1926), приговорен к 3 годам ссылки на Урал. Назначен еп. Старооскольским (1929). Арестован (1933. Назначен архиеп. Курским и Обоянским (1934). Арестован (1935), приговорен к 10 годам заключения в Дальлаг Амурской обл. Расстрелян (01.06.1938). Владыка Онуфрий был очень любим паствой за молитвенное, истовое служение, окормлял огромное число духовных чад. Память 19.05/1.06.
См.: Дамаскин (Орловский), игум. Мученики, исповедники… кн. 4, с.154.
А нам то ряса на священнике вдруг не понравится, а то часы.
На себе всё любо (если вдруг на соседе не окажется такое же). И к зеркалу без розовых очков не подходим.
«Литературный труд на Руси был особой формой молитвы. В тяжелые периоды истории, когда русские люди не могли защитить свободу Руси мечом, они брались за перо. На свой труд древний книжник и инок-летописец смотрели как на высокое служение людям».
(Рождественские чтения памяти митр. Питирима: Сборник докладов. М.: МИИТ, 2004, с. 27)
Как смотрят на свой труд нынешние книжники-летописцы?
Ну, в частности, как на труд, на который «не проживёшь», но заработать временную известность (популярность) и отхватить премию (подспорье) можно. И помощником нам в этой «службе» пусть будет хоть сам чёрт.
Не обобщаю.

вторник, 29 мая 2012 г.

Из воспоминаний митрополита Питирима:
«Был в Москве замечательный протодьякон Андрей Шаховцов… В его время была даже присказка такая, что в Москве три чуда: царь-колокол, царь-пушка и протодьякон Андрюшка. У него был настолько могучий бас, что, когда он говорил, рядом гасли лампады и могли даже лопнуть стекла от вибрации. Рассказывают, что одна из британских принцесс решила послушать его голос, а когда он вышел и произнес свой первый возглас, упала в обморок. Это действительно был богатырь».
(Александрова Т.Л., Суздальцева Т.В. "Русь уходящая")
 
И.Г. Ч-ев, Царство ему Небесное, рассказывал мне, будто жил когда-то в Ялани Сергей Денисович Балахнин, который, когда пилил по весне пилой-лучком в березняке дрова, во время перекура садился на чурку и, вдохновившись красотой природы, запевал, набивая махоркой трубку, старинную, дореволюционную, песню, от которой на ближних берёзах береста лопалась.
От других я этого не слышал.
И ещё говорил И.Г., будто три раза женился этот Сергей Денисович и три раза вдовел. Ночью вдруг назовёт жену по имени, забывшись, у той и сердце от испугу разорвётся. Четвёртый раз, мол, не женился.
И в церковь его, чуть выпившего, старались не пускать – свечи от голоса его, мол, гасли.
Ну, я не знаю.
Зашёл в гости Олег Кузнецов, московский кладоискатель. Показал найденную на месте не существующей уже деревни Черкассы, основанной в 17 веке черкесскими казаками («черкашинами») и исчезнувшей в 70-х годах прошлого века, ложку, на которой, в корытце, выгравировано: «Не подавись, Галя!»
От каких чувств?
Жива или нет эта Галя, жив или нет её доброжелатель?
Возраст ложки ограничен временными рамками – алюминиевая («общепитовская»).
Фотографию этой ложки обещаю (следите).
Вот и Вознесение прошло. 25 мая. На берёзе возле дома листочки только-только проклюнулись – едва зазеленела. Идёт дождь со снегом. Нелепо. Хоть и для наших мест обычно, и среди лета может повалить. Смотрю на это в окно мансарды. На улицу выходить нет охоты. На маковке электрического столба сидит сорока. Ветер задирает ей хвост и треплет под ним, обнажая гузку, чёрный пух. Жалко сороку: кажется, что ей холодно. Постучал пальцем в оконное стекло – улетела.
В бутылке из-под джина “Greenall,s Original” настоялась водка на смородиновых почках – изумрудная. Наверное, выпью.
Ещё и Чехова тут начитался, Антона Павловича, так уж и вовсе.
Дождь прекратился, только снег сухой пробрасывает.
Выпил.
Ничего не изменилось.
Различаешь между добром и злом, стараясь придерживаться первого и противиться второму, не смешиваешь порок с добродетелью, пытаясь изжить первый и обрести вторую, – это и есть уже твоё отречение от мира.

четверг, 24 мая 2012 г.

Архим. Софроний (Сахаров):
«Всякое движение, даже мимолетное, сердца или мысли оставляет некий след в общей сумме нашей жизни. Предположим, что за весь срок моего земного существования всего лишь раз чрез мое сердце пробежала злая мысль, например – убийства. И эта единственная мысль останется темным пятном на теле моей жизни, если не будет извергнута чрез покаянное самоосуждение… Самая возможность такого движения моего духа является показателем моего греховного состояния. И кто может быть совершенно уверенным, что он вне власти посещающих его страстных идей? И где гарантия, что момент прикосновения ко мне недоброго помысла не превратится в вечность?»
Сколько же за нами “трупов” – соседей сверху, заливших по неосторожности нашу квартиру, наступивших нечаянно нам на ногу в общественном транспорте пассажиров, нагрубивших когда-то нам продавцов или чиновников (список можете продолжить сами), и ни намёка на раскаяние, а ведь они к нам, эти “трупы”, руки тянут. Пост себе в связи с этим не объявляем, во вретище не одеваемся, на пепел не садимся и к Богу не вопием. Какая ж вечность ожидает нас? Представить страшно.
Олег Митров:
«Русский народ пережил и сейчас ещё переживает страшную трагедию, вследствие отхода от своей естественной национальной жизни… Можно сказать, что процесс универсализации культуры по западному стандарту приобрел в наши дни тотальный характер… Главная проблема сейчас – отсутствие православного мировоззрения и национального самосознания у подавляющего большинства народа, хотя при сохранении пока ещё некоторого национального инстинкта. Но без национального самосознания невозможно никакое возрождение и никакие реформы».
(Олег Митров, священник, член Московской епархиальной комиссии по канонизации святых, клирик Московской епархии, настоятель храма Космы и Дамиана в с. Меткино Домодедовского района Московской области).
Раньше у нас вся верхушка (элита), европейничая, по выражению Н.Я Данилевского, бывала то “французской”, то “немецкой” с “английскими” и “польскими” вкраплениями, и по-русски часто не умела говорить, а народ, в основной своей массе? оставался, по мере сил, носителем “православного мировоззрения и национального самосознания”. Изменились (после Петра Первого особенно), но выжили. Теперь надежда на национально настроенную часть “элиты” и монашество, так как “подавляющее большинство народа” приняло “западные стандарты”. Переживём, наверное, и это. Немного поменяемся, но выживем. Надеюсь. На большой размер ноги маленькую, пусть и новую, обувь не наденешь.
Близость к событиям – смущает. Чуть отдалимся – различим.

понедельник, 21 мая 2012 г.

Харитон Исихаст, иеромонах:
«Если от боли сокрушенного сердца ты уже отчаялся в своей жизни, то тебе открылось одно из сокровенных Божиих таинств».
Сокровенно.

О том же, но другими словами – Емилиан Метеорский, архимандрит:
«Чтобы обрести переживание Бога, надо пережить тысячу мраков Его отсутствия или Его незримости. Когда же ты через это получишь опыт собственного незнания Бога, полной Его незримости, когда ты почувствуешь, что погружен во мрак своей греховности, и осознаешь полное бессилие, тогда ты удостоишься получить в качестве приданного Божественную благодать».
Переживаем тысячу и ещё тысячу мраков, но приданного не удостаиваемся – потому что не находим, ослепшие, в этом мраке веских причин для оптимизма.
Иной раз сердце моё представляется мне целлофановым пакетом, переполненным криком.
Спаситель победил смерть не на Кресте, а ещё в Гефсиманском саду – когда молился. На Крест уже взошёл Он победителем.
Тело дышит воздухом, душа – молитвой, дух – благодатью, без неё он замирает.
«Господи! научи нас молиться» (Лк. 11,1).
Научил:
«Аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю… Без Мене не можете творити ничесоже» 
(Ин. 14, 13–14; 15, 16; 16, 23–26).
Научились?
Пёс, лижущий наши раны, – льстец, нахваливающий наши пороки.
К двум нашим традиционным бедам добавилась третья – гламур. Почище первых двух будет.
Национальная идея? Сбережение народа. Без этого идей может быть много (либералы на них плодовитые), а нации уже не будет.
Григорий Двоеслов:
«Возлюбленнейшая братия, между наслаждениями плоти и души различие состоит в том, что телесные наслаждения возбуждают к себе сильное пожелание, когда их нет, а когда их вкусят, тотчас по удовлетворении делаются отвратительными для вкусившего. Напротив же, духовные наслаждения бывают отвратительны, когда их не имеют, а когда имеются, тогда бывают желательны и тем более возбуждают жажду в наслаждающемся ими, чем больше наслаждают жаждущего».
А что скажем на это мы, и что скажет на это наш рекламодатель?
«Вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33, 9).
«Жену поях и сего ради не могу приити» (Лк. 14, 16–24).

Он же:
«Я хочу убедить вас, чтобы вы оставили все, но наперед не надеюсь на успех. Итак, если вы не можете оставить всего в мире, то обладайте благами мира сего так, чтобы они не удерживали вас в мире; чтобы земная вещь принадлежала вам, но не обладала вами; чтобы то, что вы имеете, было под распоряжением души вашей, дабы ваша душа, побеждаясь любовью к земным вещам, сама не попадала во владение к своим вещам. Итак, пусть будет временная вещь в употреблении, а вечная – в желании; пусть будет временная вещь на пути, а вечная пусть составляет предмет желания по прибытии (в отечество)».
Или я глухой, или святой безъязыкий, или отстоим друг от друга далеко: он – говорит, я – не слышу.
Тринадцатилетний сын моего знакомого, катаясь на велосипеде во дворе, упал и поцарапал нечаянно припаркованный автомобиль «BMV». Автомобиль «запищал», владелец автомобиля выскочил из квартиры своей подружки и битой сломал мальчишке обе руки, по голове – «сдержался» – не ударил.
Узнав об этом, я поймал себя на том, что мне вдруг сильно захотелось, миновав Новый Завет, отступить в Ветхий и оттуда той же битой, чем ли другим, этому автомобилисту, как око за око, зуб за зуб, сломать обе руки – пусть бы в гипсе и поездил. Лечение мальчишки изверг оплатил, но «отделался условным».

Громче кричи, Григорий Двоеслов, – может, услышим.
«Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего» (1 Кор. 7, 29–31).
С кем Апостол разговаривал – не с нами.
Наша элита – олигархи, “чудесным” образом получившие собственность, насельники Рублёвки, обладатели министерских портфелей, озабоченные улучшением своего благосостояния и поправляющими его «откатами», услужливые политологи?
Наша элита – учёные, не уехавшие в тёплые края, учителя, несмотря на мизерный заработок и кучу взваленных на них проблем, продолжающие учить наших детей на должном уровне и т.д.?
Правильное подчеркнуть.

воскресенье, 20 мая 2012 г.

Здесь стояла когда-то деревня гончаров Мордовская, "промышленный пригород" Ялани. Основана в середине XVI века, перестала существовать к концу 60-х годов XX века.

9 мая. Дорога на Мордовскую.



Если где ещё снег и остался, так в глухих распадках только. Да лёд лежит на берегах Кеми и Енисея. В июне растает. 14 мая было около 15 градусов тепла, к Ялани подошёл вплотную пал, до деревни не добрался – все поляны заранее яланцы выжгли. Сегодня, 17 мая, около ноля, снежок пробрасывает. Районное начальство отправило трактор с плугом – опахали всю деревню. Зачем? Была команда. Местное начальство отчиталось за проделанную работу перед краевым, краевое – перед Кремлем. Бестолково? Бестолково.
Так вот и живём.
Приглашали на встречу в Енисейск. Спрашивают, как отношусь к Путину? Отвечаю: Как гражданин Российской Федерации к избранному президенту. И о политике, говорю, не ко мне, а к Захарушке Прилепину и Михаилу Веллеру, к Эдичке Лимонову или Дмитрию Быкову. Но всё равно, мол, почему за столько лет ничего не сделали?! На что смотреть, отвечаю. Вот, говорю, красивая дорога от Енисейска до Ялани, а все обочины завалены мусором. Что, спрашиваю, Путин и Медведев мусор этот вывалили? Нет. В Бобровке, говорю, вода родниковая. Заезжают прямо в речку, на перекат, очень дорогие и не очень дорогие машины, выходят водители и прямо в речке начинают мыть свои четырёхколёсные сокровища. Что, спрашиваю, Путин с Медведевым их заставляют это делать? Нет.
Раньше тут у нас пешего на дороге любой водитель подбирал, теперь редкий остановится. Один ты идёшь, с малым ребёнком – мчатся мимо, не притормаживая. Путин с Медведевым, что ли, нас так поменяли? Нет. Сами докатились до такого. Нам теперь наша машина, кусок железа, или собака, породистая или не очень, стала дороже человека – за них мы и прибить кого угодно можем, прибьём и не пожалеем (не покаемся).
Так вот и живём.
Тоскливо.
П.В. Мультатули:
«России надо вернуться на свой вековой самобытный путь, насильственно прерванный в феврале и октябре 1917 года, – путь, по которому шли наши предки. Да, он был тяжелым и тернистым, но одновременно – великим и славным, а самое главное – он был путем к Богу.
Только вернувшись на этот самобытный путь, основываясь на тысячелетних духовных ценностях нашего народа, используя положительный мировой опыт во благо Отчизны, возможны и подлинные реформы, и подлинная модернизация страны».
Лев Троцкий:
«Февральскую революцию совершил Петроград (тогда ещё, конечно, Санкт-Петербург. – А.В.). Нигде, кроме Петрограда, борьбы не было».
Вся остальная Россия хранила глубокое молчание.
Вот и сейчас:
В столицах шумно, а в Ялани тихо-тихо. На добро ли?
Пока в столицах шумят, и Ялани не останется – вымрет. А до февральской революции было в Ялани, кстати, около 600 дворов – люди жили.
Л.А. Тихомиров:
«Нет ничего гнуснее вида нынешнего начальства – решительно везде. В администрации, в церкви, в университетах… И глупы, и подло трусливы, и ни искры чувства долга. Я уверен, что большинство этой сволочи раболепно служило бы и туркам, и японцам, если бы они завоевали Россию».
Ну, времена-то изменились?.. Писано это было 11 февраля аж 1905 года.
Не знаю, как где, но в известном мне месте к начальству и на пушечный выстрел не подберешься. Так что, какое оно (начальство) теперь, могу только гадать. «Новая порода людей»? «Отколется от своего народа»? Уже ли откололась?
Вопросы, вопросы, вопросы…
Друг и приятель русского либерала – теория, враг и противник его – собственный народ, как правило, “не дозревший” до его (либеральной) теории.
Российская революционная, сочувствующая не только теоретизирующим, но и действующим радикалам-душегубам, интеллигенция – космополитическая стая с принципами вненациональности, внеконфессиональности, внегосударственности…
Можете продолжить.
Культура русского Серебряного века – полуобморочное, полубессознательное, болезненно возбужденное, материально благополучное, но духовно сонное состояние – перед всероссийской общей встряской.

суббота, 19 мая 2012 г.

Тепло в Ялань пришло поверху.

Один из болезненных наших вопросов.
Н.М. Соколов:
«Вопрос об “интеллигенции” исключительно русский вопрос. В мире, или, что почти то же, на Западе – такими большими кусками “новые породы людей” не откалываются от своего народа… Сильная в критике, она (интеллигенция. – А.В.) детски беспомощна в работе. Можно установить, как правило, что чем интеллигентнее наша интеллигенция, тем ниже уровень культурной жизни».
Соколов Николай Матвеевич (1860–1908) – русский мыслитель, политический публицист, литературный критик и поэт.
Иду на Кемь – глядеть на ледоход. Сильный ветер – сосны нагибает, как крапиву. Деревьев много навалило. Страшно. Вдруг почему-то вспомнил – как увидел. Какой-то из Съездов Верховного Совета. На трибуне Горбачев М.С. «Автор перестройки». Говорит, сказитель, глазом не моргнув: «Прибалты на отделение не пойдут – у них совести не хватит». Провидец, однако.
А ледоход на Кеми нынче хилый – весна не дружная, и снега было мало.
Лес кругом, и по речкам, выпилили – может, и поэтому.
О русском (глубинном) смирении и о русской (глубинной) гордыни.
1911 год. Мариинский театр представляет оперу «Борис Годунов». Присутствует император Николай II. Хористы встают на колени и поют «Боже, царя храни». Опускается на колени и Ф.И. Шаляпин.
Валентин Серов осуждает Федора Ивановича, друга своего, за это коленопреклонение и прерывает дружбу с ним, написав ему письмо: «Что это за горе, что даже и ты кончаешь карачками. Постыдился бы». Вторит Серову и пролетарский писатель Горький: «Если бы ты мог понять, как горько и позорно представить тебя – гения! – на коленях перед мерзавцем».
Хочется это слово «мерзавец» переадресовать…
Адрес можете написать сами.
И.А. Ильин:
«Мы не смеем забывать исторических уроков: народ, не заслуживший законного Государя, не сумеет иметь его, не сумеет служить ему верно и правдою и предаст его в критическую минуту. Монархия не самый легкий и общедоступный вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания. Республика есть правовой механизм, а монархия есть правовой организм».
П.Н. Врангель:
«Всё прошлое России говорит за то, что она рано или поздно вернется к монархическому строю, но не дай Бог, если строй этот будет навязан силой…».
В.И. Ленин:
«Нравственно все то, что идёт на пользу революции».
Так вот. И как будто не было до этого истории. И христианства будто не было.
Партийность когда-нибудь отомрёт, потому что в основе своей – безнравственна.

пятница, 18 мая 2012 г.

Прилетели ласточки, кукушки и первые кладоискатели из Москвы. Олег Кузнецов, "Бродяга Севера", под носом у профессионала, прозванивает и перетряхивает культурный слой (гумус) Ялани и её окрестностей.

Григорий Двоеслов:
«И может быть, он не имеет хлеба, чтобы подать милостыню нищему, но то важнее, что может подать ему тот, кто имеет язык. Ибо подкрепить пищей душу, имеющую жить вечно, значит более, нежели насытить земным хлебом чрево имеющего умереть тела. Итак, братия, не удерживайте милостыню слова вашим ближним. Как себе, так и вам только советую остерегаться праздной речи, уклоняться от бесполезного слова».

«Всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный» (Мф. 12, 36).

Он же:
«…пред милосердным Судиею и тот будет признан не обманщиком, кто возвращается к истине даже после лжи; потому что всемогущий Бог, принимая добровольное наше покаяние, Сам скрывает на суде Своем то, в чем мы согрешили».
Утешительно для нас, для тех, кто многое бы из своей жизни хотел навеки скрыть перед ближними (и дальними).
Ну, так… Где же наше добровольное? Не вытянуть. Знаю же только я, кто ж допытается?!

Он же:
«…надобно знать, что добродетель терпения обыкновенно упражняется тремя способами. Ибо мы иное терпим от Бога, иное – от древнего врага, а иное – от ближнего. От ближнего мы терпим преследования, вред и поношения, а от древнего врага – искушения, от Бога же – вразумления. Но во всех этих трех способах ум бдительно должен осматривать сам себя, дабы против обид со стороны ближнего не увлечься желанием воздаяния злом за зло; дабы против вражьих искушений не преклониться к услаждению или согласию на беззаконие, дабы против вразумлений Создателя не впасть в ропот».
И увлекаемся, и преклоняемся, и ропщем – мы автономны.
Гимн «фокстротистов», «перевоспитывавшихся» на Соловках:
Подушки смятые, подушки алые,
Духи Коти, коньяк Мартель.
Твои глаза, всегда усталые,
И губы, пьяные, как хмель…
Пели. И на Соловках. Пока не появился одесский контрабандист Френкель и не стал, вдохновлённый идеями Льва Троцкого, наводить на Соловках, а после и по всему Гулагу (по всей стране), «социалистический» порядок. Навёл. Куда потом девались «фокстротисты»?

84-летний профессор Кривош-Неманич. Серб. Знал около 30 языков. Изучил магию, хиромантию, систему шифров. В последней он достиг больших высот и успешно выполнял специальные работы по зашифровке и расшифровке ещё при императорском правительстве. Пользовались после его знаниями и большевики. Много, наверное, узнал – получил 10 лет Соловков. «Спасибо», – сказал всегда любезный и остроумный старик, – я предполагал умереть через 2-3 года, но теперь считаю себя обязанным дожить до 94 лет, выполняя предписание Советской власти».
Джон Колеман:
«Сегодня люди полагают, что они хорошо информированы, но они не представляют себе, что мнения, которые они считают своими, фактически созданы в исследовательских институтах и мозговых центрах Америки, и ни один из нас не волен иметь своего мнения в том потоке информации, которую на нас обрушивают СМИ и «поллстеры»».

Он же:
«…сознание имеет четкие пределы осмысления как в отношении количества изменений, так и в отношении их природы. После серии непрерывных шоков целевая группа населения входит в такое состояние, когда ее члены больше не желают делать выбор в меняющихся обстоятельствах. Ими овладевает апатия, которой часто предшествуют бессмысленные насилия».

Он же:
«”Тинэйджерам” и в голову не могло прийти, что все “нетрадиционные” ценности, к которым они стремятся, были тщательно разработаны пожилыми учеными в мозговых центрах Англии и Стэнфорда. Они были бы потрясены, обнаружив, что большая часть их “клёвых” привычек и выражений была специально создана группой пожилых социологов».
 -----------------------
Ялань. Красота. Только вот холодно. 9-го мая, а снег идёт. Ночью был заморозок. Но зато никакой тебе «информации» – ни Интернета, ни сотовой связи. «Ящик» смотрю только ради «прогноза» погоды. «Мозговые» центры Англии и Стэнфорда далеко, мнение своё не в силах навязать мне. Никаких «непрерывных» шоков. Ни апатии, по моим наблюдениям, у яланцев, ни бессмысленного насилия. Все добродушно, хоть и изрядно устав после долгой и суровой зимы, и терпеливо ждут тепла. Скоро должно прийти. Надеемся.
«Тинэйджеров» не вижу – в город укатили.
Вся информация здесь вокруг нас – только приглядывайся да прислушивайся.