вторник, 7 февраля 2017 г.

     Запись в дневнике Александра Блока от 17 октября 1911 года:
     "Варьете, акробатка - кровь гуляет. Много еще женщин, вина. Петербург - самый страшный, зовущий и молодящий кровь - из европейских городов".
     
      Ну не знаю. 
      Хотя на счёт вина и женщин согласен.

     Если у вас хорошее настроение, а вам хочется его себе испортить, что-нибудь почитав, рекомендую.

     "Преобладающее чувство этих дней  - все растущая злоба".

     "Ночь глухая, около 12-ти я вышел. Ресторан и вино. Акробатка выходит, я умоляю ее ехать. Летим, ночь зияет... Я рву ее кружева и батист, в этих грубых руках и острых каблуках - какая-то сила и тайна. Часы с нею - мучительно, бесплодно... Я отвожу ее назад... Холодно, резко, все рукава Невы полные, всюду ночь..."

     Батист и кружева - вот почему-то жалко.
     А рукава Невы - да, полными бывают часто. И всюду ночь - бывает тоже. И настроение понятно. Петербург. Тут можно обойтись без "Санкт".

    Александра Андреевна Кублицкая-Пиоттух, мать Александра Алексндровича Блока, о сыне:
    "Он только одного беспокойства мне не доставлял - на аэроплане не летал. А так - я вечно боялась: или утонет, или пойдет по рельсам, заглядится на что-нибудь, хоть на девушку какую-нибудь, а поезд налетит на него и раздавит..."

     "Всюду ночь", "всюду ночь"... 

     Корней Иванович Чуковский о матери Блока возле его тела:
     "Александра Андреевна сидела у постели и гладила его руки..."

     "Ночь глухая, около 12-ти я вышел..."  
      

     

Комментариев нет:

Отправить комментарий