четверг, 12 января 2017 г.

     Так утверждает Тимей:
     "Жители Сардинии, когда у них стареют их родители и начинают думать, что те уже достаточно пожили, отводят их к тому месту, где намереваются их похоронить, и, вырывши там яму, сажают на ее краю тех, кто собирается умирать, а потом каждый из них поленом ударяет своего отца и сталкивает в яму. При этом старики радовались, что идут на смерть, как блаженные, и погибали со смехом и благодушием". (Из Платона)

    А ты тут - денег тебе мало; ни радости у тебя, ни благодушия, не ждёшь, "как блаженный", поленом по башке от собственных детишек. Скучно.

    Есть там истории и пострашнее. Не стану рассказывать. Сами почитайте.

    Одну вот только приведу, и не историю даже, небольшую зарисовку, но всё равно страшную:

     "Подобным же образом и у женщин та их часть, что именуется маткой, или утробой, есть не что иное, как поселившийся внутри их зверь, исполненный детородного вожделения; когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не даёт женщине вздохнуть, доводя её до последней крайности и до всевозможных недугов...". (Том 3, стр.499. Издательство "Мысль", 1994).

     А мы тут миссис Клинтон было испугались, слабонервные. Хотя там тоже не без зверя...

     И вот ещё тут что. Купил я этот четырёхтомник давным-давно в букинистическом на Литейном. Дома уже, в третьем томе, обнаружил закладку, листок из тетради, сложенный вчетверо. Развернул, прочитал:
     "Здравствуй, мой Платон! 
     Поезд уносит тебя за тысячи километров. А я сижу в своей комнате и думаю о нас, вспоминаю тебя: глаза, руки, движения... Три дня просто безумного счастья. Мне кажется, что ты даже не представляешь, насколько сильно я тебя люблю. Люблю всего - с ног до головы. Ты ещё не уехал, а я уже скучаю, уже жду нашей следующей встречи. Хочу тебя обнимать, хочу целовать, и чтобы вблизи - никого, только ты и я, и всё. Надеюсь, что когда-нибудь это осуществится. А пока... Невыразимо скучаю! Жду! Всё помню! Целую каждый сантиметр твоего тела. Твоя...". И подпись - имя неразборчиво.

       Так вот. Читал всего Платона и закладкой этой пользовался. 

        Кто, кому, Платон один лишь знает. Студентка, пожалуй, какая-нибудь, с философского или исторического факультета. Дружку, наверное, своему. Бывает.

Комментариев нет:

Отправить комментарий