понедельник, 21 ноября 2016 г.

     "Таким образом, то, что дает русской поэзии вечную печать многозначительности, а именно острое напряжение наблюдения над безжалостной действительностью и стремление к освобождению от неё, это в зародыше уже было свойственно русскому былинному творчеству. Пройдя  через богатую (выделено мною. - А.В.) культурную насыщенность, это отречение от вещей сего мира дало свой последний (писалось это в 20-х годах прошлого столетия) цвет в великом жизненном подвиге Гоголя, Достоевского и Толстого".

     Не российский либерал писал такое? Нет, конечно. Луна на Землю бы упала. Это писал виднейший немецкий русист Рейнгольд Траутманн (1883 - 1951). 
     Ну вот не воротило же его от русской истории и русской культуры. А почему? Да потому что не был он российским либералом.

      Литературовед и критик Майя Каганская, переехавшая в Израиль: "Я считала себя врагом всего советского, и только переехав в Израиль, я поняла, что, на самом деле, ненавижу всё русское…".

     Вот оно что.

     А тут и ответка Каганской и прочим быково-шендеровичам прилетела (будто случайно на глаза попало; о волке речь, а он навстречь, что называется): 

     Юнна Мориц: 
     "Есть люди, которые содрогательно восхищаются, когда Россию называют помойкой, местом, где жить нельзя, откуда "поравалить", потому что майдан невозможен с такими "белковыми веществами", холопами, насекомыми, пресмыкающимися, как мы, не приветствующие майданский хунтец. Нам приказано "прогрессивной общественностью" смотреть на себя и ужасаться! Травиться ужасом, глядя на собственное лицо. Ни в коем случае не спасать своих соотечественников, попавших в беду, как журналисты в Украине, а топить их со всей беспощадностью, чтобы в яме сидели с мешками на голове. Защищать надо исключительно иностранцев, которые пишут, что Россия — оккупант, хуже Гитлера. Я, безусловно, не член такой "прогрессивной общественности", а её антипод, диаметральная противоположность. Пусть она смотрит на себя и ужасается. А мой Читатель ни в коем случае не должен травиться ужасом, глядя на собственное лицо!.. Поэтому всё моё поэтство — противоядие, противозанудное устройство и антидепрессант…".

     Ну, то-то.
    

Комментариев нет:

Отправить комментарий